КомментатоР

электронная газета дальнего востока

«Я», как главная буква алфавита. Началу шашлычного сезона посвящается

27 марта 2019     14:20

 

Еще не успел сойти снег, а в выходные дни вереницы машин – от мощных, сверкающих свежим лаком джипов, до сереньких малолитражек почтенного возраста, тянутся вереницами за город. На чудом уцелевших пригородных полянках,  у Ингоды, Никишихи, Читинки начинается однообразно, повторяющееся из года в год, действо. Люди выехали, что бы пожрать жареного на огне мяса.

В последние 25 лет человек внес усиленную лепту в процесс опустынивания – сокращением, как минимум, на треть, лесных территорий нарушило  температурный режим в экосистеме и теперь хоть засади все, от и до, саженцами и семенами – сосна расти не будет. Вы заметили, что сосенки обильно всходят только под своими «родителями» – среди старых деревьев? Им нужна тень и влага. И пусть до исступления орут  кодированные последователи курса партии и правительства о том, что  «В советское время в десять раз больше вырубали, и ничего страшного не случилось», но мы наблюдаем изменение климата. Увы, не в лучшую сторону.

Впрочем, сегодня разговор не об этом. Сегодня речь — о пресловутом человеческом факторе. Обо всех нас. Именно сегодня – накануне наступления теплых дней, хочется донести хоть до кого-то мысль о необходимости быть человеком. В полном смысле этого слова. Ведь, несмотря сушь, на ветер и пыль, караваны машин потянутся в лесные уголки читинского пригорода, плевав на запреты. «Это же Я еду!».

Вот это обожествление собственного «Я», непонятно на чем основанное, и есть первопричина всех наших общих бед.

Вот радуется жизни, проснувшись после зимы лесной ручей, или небольшая речка, типа Никишихи или Кручины. Но плеск воды о камни, и птичье пение внезапно заглушается мощнейшими звуками, несущимися пополам со смехом и матами из вырулившей на берег машины. Водитель старается припарковаться как можно ближе – пока суд да дело, можно и тачилу помыть.

Распахивают пасти багажники, извлекается на только-только пробившуюся траву мангалы, сумки с провизией в количестве, достаточной для обеспечения взвода спецназа в длительной глубинной разведке. Помимо мангалов начинают еще дымить и костры – как же без костра на природе? А потому трещат ломаемые со всей дури прибрежные кусты, и топор ухает по молодым сосенкам. Приехал царь природы, на стриженой, под арестанта, башке которого выбита буква: «Я».

Дымят мангалы, подрумяниваются куски свинины, а в это время царь природы выливает в речку ведро воды после помывки своей лакированной коробки на колесах, сам факт обладания которой возносит царя на 90 уровень чувства собственного величия.

Начитается пиршество. На землю летят салфетки, банки, пустые бутылки. Музыка орет не переставая, но граждане отдыхающие не замечают этого дискомфорта. Дискомфорт у них вызывает лесная тишина. В этой тишине подобные особи начинают смутно догадываться о своей неполноценности.

Заправившись пивцом и водовкой, под шипение супружниц, которым придется вести машину на обратном пути, цари природы начинают обозревать окрестности налитыми глазами, в поисках не то приключений, не то задушевных собеседников. И такие находятся – градус настроения по всей зеленой зоне повышается одинаково. Вот уже идет братание кого-то с кем-то,  выяснение, что есть много общих знакомых, и вообще, оказывается, они  служили вместе, разумеется — в ВДВ. Хотя с обеих сторон на самом деле обнимаются владельцы белых билетов.  А вот наоборот, назревает разборка, основанная на спиртных парах, и жены еле-еле растаскивают готовых сцепиться кобелей.

К закату клонится день. Съеденные шашлыки отзываются урчанием в животах, и смачной отрыжкой. На земле дымят костровища. При первом же ветре они оживут, и начнут пожирать все вокруг. А пока они тлеют среди кучи оставляемого мусора. Цари природы, если попросить их прибрать за собой и затушить костер, выпучат глаза в негодовании: «Э, ты лоха во мне увидел, что ли,  убирать тут? Да тут и до меня так было. Тебе надо, ты и убирай!».

И они разъезжаются по домам. Сытые, уставшие, успешные. Разъезжаются не маргиналы, алкоголики, или  вчерашние арестанты.  Разъезжаются  предприниматели, чиновники, офицеры, преподаватели, журналисты, менеджеры. Их объединяет одно – уверенность в правильности своего жизненного пути, и в непогрешимости своего «Я». Прочие понятия им неведомы и чужды. На заднем сидении сопят их дети, получившие сегодня наглядный урок правильного поведения. Они вырастут, и тоже станут царями.

Борис Ветров

607
  • К этой статье пока нет комментариев, вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 + 3 =


Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Заполните необходимые поля.
×