КомментатоР

электронная газета дальнего востока

ВРЕМЕНА И НРАВЫ: Могила в квартире, или Месть читинской проститутки

2 ноября 2019     20:26

У  Ани Колпакшиной жизнь не задалась с юности. Ставшие в 90-е годы безработными родители, нищета, отсутствие перспектив и мрак бытия в глухом захолустье Приаргунского района. Закончив 9 классов, Аня оказалась в жизненном тупике. 

А жить хотелось – жить ярко, весело и беззаботно. Хотелось красиво одеваться, жить в хорошем доме и встретить мужчину своей мечты. Но в реальности была убогая избушка, пропахшая неустроенным бытом, будничные опостылевшие хлопоты вокруг коз и коровы, возня с водой, дровами и помоями. А по телевизору один за другим шли сериалы, где такие же, как Аня, девушки покидали свои деревни, и покоряли огни больших городов.

«Только бы получилось» 

Землячка Ани – отвязная и дерзкая Наташка Завгородняя лет с тринадцати познала все прелести жизни. Лихо курила, могла выпить не только пива, и таскалась с парнями в заброшенную пристройку к сельскому клубу. Следить за ней было некому – родители околели от поддельной водки несколько лет назад, а оформившая опекунство тетка была занята только коровами и продажей молока. На гулящую племянницу она давно махнула рукой. А Наташка, отметив 18-летине, вытрясла из тетки десяток тысяч рублей и укатила в Читу – поступать в училище. Права, в какое — не сказала. Но через год после отъезда она несколько раз в год стала приезжать в гости, привозить  подарки тетке, а для своих приятелей – диковинные бутылки с разными напитками, дорогие сигареты, и еще много чего. Рассказывала, что нашла работу секретаршей, с хорошей зарплатой, что снимает квартиру в центре города, ходит в ночные клубы и тусуется с крутыми людьми.

В очередной раз, когда Наташка приехала погостить, Аня на гулянке по случаю приезда улучила минутку и подкатила с расспросами о работе.

— Работать хочешь? А лет тебе сколько сейчас? – прищурилась, выпустив струйку ментолового дыма Наташка.

— Семнадцать. Восемнадцать через пять месяцев будет.

Наталья ненадолго задумалась.

— Могу поговорить. Но работа непростая. Не все способны на нее. И не все справляются. Пока работаешь – у тебя жилье и деньги. А захочешь бросить – окажешься на улице. Чита – город жесткий.

— Да я на все готова, лишь бы свалить отсюда. Заколебал весь этот навоз.

-Ладно, я поговорю, с кем надо. Жди.

Следующего приезда Наташки Яна ждала, как алкаш опохмелки. «Только бы получилось, только бы получилось» — повторяла она про себя постоянно.

И у Наташки получилось.

Салон «у мамы Лены»

На самом деле никакой работы секретарем у Наташки не было. А была работа девочкой по вызову под патронажем некогда известной всей Чите «Мамы Лены» – сутенерши со стажем. Она вместе со своим мужем Витей подбирала под свое крыло бесприютных деревенских девчонок и обучала азам профессии. Через их притон, расположенный в обычной четырехкомнатной квартире на ул. Богомягкова прошли сотни клиентов. Это были времена, когда силовые структур имели с такого бизнеса сотни тысяч рублей ежемесячно за «крышу». Потому дело «мамы Лены» процветало – у нее было открыто уже пять точек по городу.

Аня уже не была невинной девушкой. Потому предложение Наташки ее особо не смутило. «Какая разница – с кем, или с местными пацанами за просто так, или с взрослыми мужиками за деньги», — решила она. И представить, как наведается в родное село вся в обновках, и с дорогими подарками, согласилась. И «мама Лена» тоже решила рискнуть, взяв на работу несовершеннолетнюю – до дня рождения оставалось совсем немного.

Трудовые будни

С тез пор ритм жизни у Ани поменялся. Днем – глубокий, и часто – похмельный сон. А ночью – бесконечная езда по городу, часы ожидания в микроавтобусе на Богатовском рынке и потом – прокуренные квартиры с пьяными мужиками. Были и одиночные клиенты, вежливые и обходительные. Стали появляться и «постоянники» — те, кто периодически вызывал одну и ту же девушку.

Наташка не соврала – деньги текли если не рекой, то устойчивым ручейком. Правда, по 500 рублей в месяц платили за жилье – в квартире жили еще четыре девушки, там же порой и принимали клиентов. Но теперь удавалось покупать себе обновки на Центральном рынке и кое-что откладывать на будущее.

Сперва Аня и ее коллеги строили планы: накопить необходимую сумму и открыть парикмахерскую или продуктовый павильон. Но потом ремесло ночной бабочки  затянуло их полностью. О будущем думать уже не хотелось. И  вообще ни о чем не хотелось. Внутри наступила  полная апатия. 

Одинокий мужчина желает…

Илья появился в жизни Ани совершенно случайно. Застенчивый воспитанный мужчина, лет 30-ти с небольшим, впервые в жизни воспользовался услугами проститутки. И все два часа он просто рассказывал Ане о своей несчастной судьбе. Его жена изменяла ему с его же двумя лучшими друзьями, и как выяснилось – одновременно. Потеряв и жену, и друзей, Илья после долгой депрессии решил вернуться к жизни. И начал с девочек по вызову.

Потом он вызывал Аню еще и еще. А однажды во время такого вызова взял, и  пригласил на свидание.

К сожалению, зарабатывал Илья немного. И взять Аню на содержание он не мог. А она не могла бросить свое занятие, и делить более, чем скромный образ жизни с Ильей. Потому встречались они редко, в основном в день зарплаты Ильи – он трудился программистом в одной из читинских муниципальных контор. Деньги разлетались за два – три дня. Потом Илья опять влачил полуголодное существование (помогали родители) и ждал встреч с любимой.

Однако физиология брала свое. И с подачи более опытных  приятелей, Илья понемногу стал пользоваться более дешевыми девочками на час, которых  он подбирал на ул. Новобульварной. Илья устроился подрабатывать сторожем на автостоянку, и стал брать на дом заказы по установке программного обеспечения и наладке компьютеров от частных лиц. Почти все заработки он тратил за случайных жриц любви. Ну, разумеется, и на Аню. Но потом она стала ему надоедать. А, тем не менее, прошел уже почти год со дня их встречи.

Диагноз – медленная смерть

Тема временем государство стало наводить порядок в разных сферах. Где-то наверху боролись с казнокрадами и коррумпированными тузами, государство возвращало под свою крышу нефтяной бизнес и отжимало перспективные разработки у частников. А на местном, на мелком уровне власти стали бороться с первой древнейшей профессией. Участились внезапные облавы, о которых не могла предупредить  даже действовавшая милицейская «крыша».

Под такую облаву однажды попала и Аня. Она с подружками обслуживала китайских  бизнесменов в одной из центральных гостиниц Читы. Внезапно в номер ввалились люди в черных масках и с автоматами. Девушкам позволили одеться, и всех скопом увезли в Центральный отдел милиции. Потом началась длительная процедура идентификации. Тех, кто еще не значился в базе проституток, фотографировали, брали отпечатки пальцев, и принудительно отправляли на сдачу анализов. Вот тут и грянул гром над головой беззаботной Ани. У нее обнаружили ВИЧ. Учитывая, что незащищенным сексом она занималось в последний год только с Ильей, заразил ее он. А сам он подхватил вирус у какой-нибудь дешевой девицы с улицы.

Аню поставили на учет. Она пережила еще немало неприятных моментов. А «маме Лене» пришлось выложить крупную сумму, часто бы замять инцидент. Разумеется, она выбросила Аню вон из своей квартиры. Той пришлось перекочевывать на Новобульварную улицу, и снимать жилье в бараке. Всему виной был Илья.

Похороны на втором этаже 

Она позвонила Илье, как обычно, пятого числа – в день его зарплаты.  И он решил еще раз встретился, что бы сказать о том, что из отношения прекращаются. Но сперва был разгульный вечер и не менее разгульная ночь. Утомившись от постельных трудов и изрядно выпив, Илья забылся мертвым сном. Этого Аня и ждала. Она принесла из кухни молоток и несколько раз ударила Илью по голове в область виска. Он даже не успел проснуться.

А вот дальнейшие  свои действия Аня не могла объяснить затем на следствии. Она сгрузила тело на пол, укрыла его простынями и одеялом так, что получилось что-то вроде могилы. А дождавшись утра, она купила 13 темно-красных роз, и украсила это жуткое «захоронение». Плюс к этому Аня оставила на «могиле» записку: «Ты наградил меня медленной смертью. А я избавила тебя от нее».

Взяли Аню через неделю. Труп Ильи нашла его мать на следующий же день.  Аня полностью призналась в содеянном. Ингодинский районный суд Читы приговорил ее к 12 годам лишения свободы. До конца срока Аня не дожила…

 

Андрей Серегин

Все имена изменены

 

 

 

 

1505
  • К этой статье пока нет комментариев, вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


8 + 7 =


Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Заполните необходимые поля.
×