КомментатоР

электронная газета дальнего востока

Пуще неволи. Кто открывает стрельбу в пригороде Читы?

26 июня 2019     12:33

Раньше тут была едва заметная тропинка. Она возникала у самых ног на обочине трассы, спускалась в песчаный овраг и потом долго петляла  на склоне сопки, поднимаясь все выше и выше. Наконец она забиралась наверх, и из тропинки превращалась в тропу, поросшую по обочинам шиповником и ромашкой. Теперь здесь наезженная неплохая дорога. Видно, что транспорт тут бывает регулярно. 

Речь не идет о какой-то глухомани в медвежьих уголках Забайкалья. Все происходит в ближайшем пригороде Читы, вернее даже в черте города. Так уж устроен наш  населенный пункт, где в его границах растут грибы с ягодами, бегает и летает дичь.  На самом деле это уже почти тайга со всеми атрибутами. Вот только такой подарок судьбы некоторыми воспринимается очень своеобразно, и они начинают покорять природу по своему разумению.

Уровень  — любитель

Старики-охотники сетуют: настоящий добытчик — промысловик исчез, вымер как вид. Сегодня молодежь (по их меркам те, кому от 30 до 50 лет) если  и едут на охоту, то с шумом, ревом, ящиками водки и прочими обязательными причиндалами  мужского отдыха. Такие – не поворачивается язык назвать их охотниками – любители слепить дичь тысячеваттными фароискателями, уродуют почву гусеницами вездеходов и протекторами мощных внедорожников, рубят на шалаши молодняк, не тушат  костры, и еще много как пакостят, оставляя после себя мусор и искалеченные пейзажи. Впрочем, с тех пор, как подорожал бензин, а продажи упали, у местных небедных любителей поиграть в войну с животным миром желание забираться в дебри пропало. Но пострелять очень хочется. И плевать, что в черте города этого делать нельзя. Если очень хочется – значит можно. Тем более, что в списке телефонов всегда есть парочка номеров тех, кто нося большие звезды на погонах, всегда прикроет и отмажет, случись что не так.

Потому сегодня в городской черте можно встретить человека с ружьем. И не одного. Он идет сюда не с голоду и не для того, что бы заработать детям на учебники и одежду к новому учебному году. Он идет потешить свое, непомерно раздутое «Я».

Любители пострелять рябчиков – куропаток и других пернатых облюбовали южный склон Титовской сопки – тот, что спускается к реке. Тут повсюду можно видеть гильзы от   охотничьих патронов для гладкоствольного оружия. Тут же часто дрессируют на поиск дичи охотничьих собак. Напомним —  Титовская сопка является природным памятником, и подобная деятельность тут категорически запрещена. Да и вообще любые действия, связанные с природными ресурсами, запрещены в 30-километровой природоохранной зоне. Но у нас умеют только принимать законы. А вот следить за их исполнением никому неохота. Все это порождает, как раз,  охоту охотится. Ведь ничего же не будет!

Последнее прибежище зверья

А живности в пригороде явно прибавилось. В начале июне следы медведя обнаружились на южной окраине города, в районе Молоковских скал, выше микрорайона Заячий ключ. Судя по следам, это был взрослый зверь. Причем, следы  вели в сторону микрорайона Березка. Что касается копытных  — видеть их сегодня можно везде, чуть ли не сразу за городским кладбищем.

Всему виной – обширные лесные пожары и тотальная вырубка лесов. Зона обитания и кормовая база для зверья сохраняется, потому он интуитивно тянутся в те места. где была хоть какая-то защита от пожара. Они уже не пугаются шума города и человека. Кстати, в прошлом году по Чите ходили слухи, что на городском кладбище медведь задрал двух человек. В социальных сетях даже ходили фотографии изуродованных тел и туши застреленного медведя. Потом официальные сообщение пресс-службы УМВД по Забайкальскому краю все это опровергло, однако очевидцев, которое видели медведя  на северной окраине Читы, было много.

Тихая охота

Впрочем, в периоды повышенной пожарной опасности, леса формально охраняются нарядами МЧС. Правда, если брать для примера Читу, то посты стоят лишь на отвороте на Высокогорье, и на ближней вершине Титовской сопки. Ну и еще в паре мест. Но репортеры «К» на редакционной «Ниве» забрались без всяких проблем на Высокогорье буквально под носом у сотрудников МЧС. И также без проблем выехали. Во время этой поездки журналисты и обнаружили  наезженную дорогу. И так же узнали о новой моде на «тихую охоту». Но это совсем не сбор грибов.

Лесной человек Виктор из Газимурского Завода живет тут второй сезон. На зиму уходит на  дачи – сторожить. А летом обитает в пригороде Читы. Тут у него землянка, собака и прочие признаки обжитости, вплоть до туалета.

— А чего же в лесу-то гадить? Вот, сделал яму, потом засыплю ее.

Виктор рассказал об охотниках в пригородном лесу.

— Я их до жути боюсь. Люди все видно, что очень серьезные. На таких машинах приезжают навороченных. И у них не ружья, а луки, и еще что-то типа ружей, но стреляют стрелами.

Виктор имел в виду арбалеты, вошедшие в моду  лет пять назад. Сегодня арбалет пистолетного или ружейного типа можно запросто купить в  магазине, и не только оружейном, но и в сувенирных лавках, где продаются подарки. Между тем убойной силы арбалета хватит не только для охоты на мелкую дичь, но и для того, что бы убить  копытное, или даже человека. Кстати, бесшумность этого оружия и отсутствие регистрации уже оценили киллеры. В России  отмечены случаи заказных убийств с применением метательного оружия.

— Я, как услышу, что машина едет, пса хватаю, и с мы ним бежим в горы. Туда они не поднимаются, жирные все в основном. Дыхалки никакой. Но таким меня подстрелить – как делать нечего. Кто меня искать-то будет? Никто. А может, и пусть подстрелят? Все равно это не жизнь.

Стреляют по банкам, бутылкам, бумажным мишеням. Но бывает, что и по внезапно  выскочившим козам. Но это все так – даже не любители. А просто дилетанты, позволившие себе купить дорогую игрушку.

А  более серьезные охотники вовсю орудуют на Никишихе, у Атамановки, за Карповкой. Там есть места, где буквально все усыпано стреляными гильзами. Причем, стреляют даже в тот период, когда охота строго – настрого запрещена. И это мы опускаем тот фактор, что в указанных местах охотиться нельзя никому и никогда.

Расчет  таких браконьеров прост – тут практически нет никаких представителей природной охраны, лесников и егерей, так как нет границ заказников. Пригородная охраняемая зона – статус очень расплывчатый. Априори считается, что сюда никто не посмеет сунуться с оружием. Вот потому и суются, зная, что не наткнутся на инспекторов охотнадзора.

Живая мишень

Житель Читы Ренат Сафиулин рассказал, что в прошлом году, собирая грибы в районе дачного кооператива «Ингода» выше Читы, чуть не стал жертвой таких вот любителей пострелять.

— Это было днем, суббота, хороший такой теплый день в сентябре. Есть тут дорога одна лесная, она вся разбита. Потому по ней мало, кто ездит. А я пешком добираюсь – тут очень много рыжиков и подосиновиков. Поднимаюсь я повыше от дороги, нахожу заодно поляну с брусникой. Только начинаю собирать, и тут – выстрел! Потом еще! И что-то посыпалось сверху. Смотрю – картечь. Ну, тут уже  я на землю упал. Хотел крикнуть – не стреляйте, тут люди!  А потом думаю – возьмут, и как ненужного свидетеля стрельбы в неположенном месте пристрелят. Перекатился в овражек, и по нему ушел, чуть не на четвереньках.

Простейшие хозяева жизни

Любят пострелять такие горе-охотники и в районе природного памятника «Дворцы». Долгое время этот живописный уголок пригорода столицы края уничтожали лесные пираты пополам с пожарами. Теперь тут резвятся «вольные стрелки», распугивая живность. Здесь, как и везде, не бывает ни полиции и охотнадзора. Несколько лет назад дачники кооператива «Дворцы» сообщили в полицию о стрельбе. Но на вызов так никто и не приехал. А потом заявителям сказали – выезжала группа, фактов стрельбы не установлено.

После того, как мы уничтожили почти все пригородные леса, реки и ручьи, засыпали мусором  и сожгли зеленые уголки природы, нам осталось еще дотла выбить всю живность. Что бы уже ничего не напоминало нам о великой и мудрой книге Природы. Существа, которые носят звание человека, а на деле являясь представителями класса простейших, совершенно уверены в своей правоте и безнаказанности. Эта безнаказанность уверенность позволяет им справлять нужду в центре города на глазах у всех, материться во весь голос в общественных местах, врубать громко музыку в любое время суток и вышвыривать пакеты с мусором в окно. Они уверены, что имеют на это право. И они очень хорошо знают, что им ничего не будет. Ведь сегодня те, кто должен следить за порядком, следят только за теми, кто осмеливается сказать что-то против царя-батюшки.

1627
  • К этой статье пока нет комментариев, вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


6 + 3 =


Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Заполните необходимые поля.
×