КомментатоР

электронная газета дальнего востока

НАЗАД В БУДУЩЕЕ: А если бы осталась ДВР?

6 ноября 2020     15:39

25 октября исполнилось 100 лет с того дня, как наша маленькая и особо ничем не примечательная Чита стала столицей целого независимого государства. Случайность это, или нет, но произошло все в двухлетнюю годовщину Октябрьский событий в Петрограде. И пусть историки пишут о том, что Дальневосточная республика была марионеточным государством, созданным советской Россией для прикрытия от  воинственной Японии. Два  с половиной года Дальневосточная республика была, пожалуй, самым интересным государством на нашей планете в 20-тые годы прошлого века.

Каждый коренной читинец может показать здания, где располагалось правительство ДВР, министерство иностранных дел, парламент и министерство внутренних дел. Но давайте представим – что было бы, если бы в 1922 году правительство ДВР (где, кстати, не было сильно влияния большевиков) отказалось бы пойти на поводу у РСФСР и отказалось бы от объединения. Ведь предпосылки для этого, как оказалось, были…

Советы без коммунистов 

На советую Россию были обижены, прежде всего, партизаны из казачьего сословия, поддержавшие в 1917 году октябрьские события в Петрограде. Несмотря на то, что декретом советской власти уничтожались все сословия, в том числе и казачье, казаки из небогатых семей, измотанные обязательствами  снаряжения за свой счет перед военной службой (один только строевой конь стоил до начала Первой мировой войны 70-80 рублей, что равнялось цене двух коров или  трех быков) охотно отказались от мнимых привилегий своего класса.  И приняли весть о революции с легкой душой. Однако, намучившись в партизанах, наскитавшись в тайге, скрываясь от семновцев и японцев, партизаны недоумевали – что это за «буфер» навязали им некие читинские начальники. Немногочисленные политработники Народно-Революционной Армии ДРВ и сами толком не могли объяснить – что это такое. Потом пришло понимание – Забайкалье и весь Дальний Восток просто-напросто использовали, чтобы получить передышку, и все силы бросить на захват юга России, особенно Крыма, и на то, что бы отбиться от панской Польши. Узнав не о коммунистической, а о демократической      республике, в свои владения начали возвращаться из Манчжурии зажиточные казаки, купцы и даже бывшие чиновники. Оставшиеся при своем интересе казаки, а вместе с ними и крестьяне и приискатели и рабочие из Читы, Карымской, Петровского Завода, Сретенска, и т.д. стали относится к представителям партии большевиков намного прохладнее.

Все условия

А в Чите, тем временем, возникло коалиционное правительство. И до 1921 года члены РСДРП(б)  занимали в нем совсем не большинство. А в Учредительном собрании самой большой фракцией была крестьянская. В ее составе значились 183 депутата, в основном – те самые недавние партизаны. Формально они поддерживали фракцию большевиков (92 депутата), но все могло измениться в любой момент. Остальные фракции – эсеры, меньшевики, кадеты, землевладельцы имели в общем счете 92 депутата. Что могло повлиять на то, чтобы фракция крестьян отошла от политики большевиков?

 

 

 

 

 

 

 

 

Прежде всего, это просачивающаяся информация об антикоммунистических восстаниях в России, и прежде всего – крестьянских выступлениях на Тамбовщине. В зоне лучших в мире черноземов люди даже в годы Первой мировой войны не знали, что такое голод. Но тут в эти благодатные края нагрянули продовольственные отряды и просто стали отбирать хлеб для обеспечения своей власти. Примерно 20 000 крестьян под руководством эсера Антонова выступили против такой политики Кремля, и объявили лозунг «Советы без коммунистов».

Развитые юго-восточные районы Забайкалья постигла та же участь, только десятилетие спустя. Тыргетуйское и Уровское восстания сегодня описаны в каждой исторической энциклопедии. К тому же на настроения масс могла повлиять  информация и  об усиливающихся репрессиях, и красном терроре, объявленном большевиками, и о голоде, и о разрухе. В Чите в то время жизнь бурлила и кипела. Представители крупнейших коммерческих х фирм – от Сименса до Зингера и Бенца открывали свои представительства. Деловые круги Североамериканских штатов (как бы сейчас их назвали – инвесторы) вкладывали в горно-добывающую отрасль миллионы долларов и подписывали договора концессий. Порка Россия лихорадочно объявляла НЭП, в Дальневосточной республике зарождался бизнес, и выстраивалась социальная структура, схожая с развитыми европейскими государствами.

Буфер, так буфер!

Итак, помечтаем. В 1922 году коалиционное правительство отклоняет запланированную заранее акцию Кремля по присоединению ДВР. Оно обращается с воззванием к гражданам  республики, и рассказывает об ужасах «большевистского рая». Для предотвращения военной наступательной операции, подразделения  НРА ДВР взрывают  Байкальский тоннель на Транссибе и создают линию обороны, которая станет затем государственной границей. Правительство ДВР  получает признание США, где уже увидели все выгоды существования такого «подбрюшья» у советской России. Потому в ДВР прибывает несколько корпусов американкой армии, а  Владивосток становится местом базирования одного из флотов США. Измученная Гражданской войной Советская Россия в этой ситуации не смогла бы найти сил для насильственного присоединения ДВР. Службы внутренней безопасности занялись бы пресечением деятельности подпольных организаций большевиков и, соблюдая нормы международного права, выдворяли бы их участников с территории государства. Таким образом, были бы созданы все условия для функционирования парламентской республики, обеспечивающей демократические нормы, права и свободы граждан.

Правительству ДВР пришлось бы пойти по пути России, и провести денежную реформу. Для начала понадобилась бы деноминация в масштабах 1:100 000. Именно таков был курс  рубля ДВР по отношению к советскому рублю в 1921 году. Затем правительство приравнивает курс дальневосточного рубля к золоту. Чего – чего, а золота в ДВР куда больше, чем в РСФСР. Далее создается Государственный банк и начинается формирование золотого запаса республики.

Окрепшие и ставшие конвертируемыми рубли направляются на восстановление промышленности и сельского хозяйства. В стране устанавливаются твердые денежные налоги, сопоставимые с реальными доходами всех категорий населения. В то же время принимаются правоустанавливающие документы, по которым и начнут функционировать все государственные, экономические, и социальные механизмы. Теперь права наемных работников защищены  нормами закона и договорами. Таким образом, кладется конец жесткой эксплуатации и имущественного расслоения, особенно в крестьянском и казачьем сословиях. Казачьи поселения получат определенный автономный статус, с казачьим войском заключится государственный договор об охране  границ за определенные льготы. Пройдет время, и эти станицы станут одним из центров мирового туризма и элитного коневодства. Но это все в будущем. А пока впереди много работы.

Капитализм  с человеческим лицом

Что бы победить безработицу и оживить экономику, государство объявляет масштабную кампанию по строительству автомобильных и железных дорог. Это стимулирует развитие инфраструктур, и производство автотранспорта. С развитием технического прогресса,  и учитывая расстояния в республике, начнет развиваться авиация – особенно малая, благо нефтяные месторождения континентального шельфа  обеспечивают страну собственным топливом.

В стране существует полная свобода предпринимательства и частной инициативы. Вольная добыча золота и драгоценных камней наряду с крупными приисками пополняют резервные фонды. Иностранные добывающие концессии при государственном контроле обеспечивают промышленность практически всем необходимым сырьем. К концу 30-х годов прошлого века в ДВР сформирован мощный средний класс. Армия ДВР вооружена по последнему слову техники. В отличие от советской России, она избежала как  чисток, которые вышибли лучших профессионалов, так и засилья посредственностей, мыслящих категориями Гражданской войны. Авиация, танки, флот, химическое оружие, артиллерия – такой арсенал не позволит в 1941 году Японии атаковать ДВР. Перед этим СССР будет всерьез рассматривать возможность захвата ДВР – процветающий сосед на Востоке, населенный такими же русскими, будет сильно бесить Кремль. Но, испытав все «прелести» финской кампании, о завоевательном походе на Дальний Восток Советы мечтать перестанут. Более того, с началом Великой Отечественной войны ДВР отправит на западный фронт для борьбы с нацистской Германией свои лучшие дивизии и полки.

Могли, как Южная Корея 

Мечтать, как говорится, не вредно. Пора подбивать итоги. Что было бы сейчас, в наши дни, если бы события пошли так, как описано выше? А было примерно то, что наблюдаем мы в Северной и Южной Корее. С востока от России лежало бы развитое демократическое государство, с высоким уровнем жизни и гражданских свобод. К западу от него протянулась бы большая, бедная страна, измученная сменами курса линий партии, всеми дикостями плановой экономики, с забитым  и зашуганным репрессиями и оболваненным государственной идеологией населением. И поток нелегальных беженцев из России в ДВР рос бы с каждым годом…

Иван ДЕМИДОВ

1089
  • К этой статье пока нет комментариев, вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Пожалуйста, заполните обязательные поля.
×