КомментатоР

электронная газета дальнего востока

СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ: Пропавшие в Ламском городке

21 мая 2020     15:00

В 70-80 годах прошлого века жители СССР из числа обезображенных интеллектом, чтобы не спиться, и не впасть в депрессию от буден великих строек, в свободное от построения коммунизма время искали себе отдушину. Кто-то пускался по рекам на байдарке, пел под гитару на бардовских фестивалях. Кто-то добывал редкие и порой запрещенные книги, кто-то постигал по рукописям или подпольным изданиям тайны йоги или каратэ, а кто-то бредил встречей с иными мирами.

Алтай, Валдай, Урал, Байкал – эти места были не только популярными местами дикого туризма, но и культовыми для поклонников Агни-йоги и других трансцендентальных учений. Фанаты разных школ и направлений, едва дождавшись летнего отпуска, бросались в путешествия по только им известным местам, что бы приобщится к неким  надмирным истинам.

По совету питерского гуру

В июне 1977 года в Читинском аэропорту сел Ту-154, который доставил в областной центр шестерых жителей Ленинграда. Самому старшему – Игорю Кникичу было 37 лет, он работал инженером в исследовательской лаборатории знаменитого завода ЛОМО. Он являлся неформальным лидером этой группы, куда входили еще двое студентов института  культуры – Елена Нисская и ее друг Борис Митрин, аспирант ЛГУ, физик-аспирант Евгений Коротаев, художница Галина Раменская, и журналист Роман Гольдберг. Эти шестеро гостей с берегов Невы, переночевали в аэропорту, и уже следующим днем летели на маленькой «Аннушке» в Красный Чикой. А потом началось путешествие по тайге.

Целью путешествия питерцев был знаменитый Ламский городок – потрясающий по красоте скальный ансамбль, укрытый в красночикойской глухой тайге. Это сейчас обилие фотографов с профессиональными камерами, и Интернет сделали Ламский городок одним из самых популярных мест в Забайкалье, а тогда об этом месте ходили лишь слухи, и то в узких кругах фанатов дикого туризма.

Но не только красоты забайкальской природы манили питерских пришельцев. Они хотели проверить информацию, о том, что в определенном месте, в районе Ламского городка в определенный  же день и час открываются врата в Шамбалу – некую надмирную страну для тех, кто достиг просветления. Все они сами увлекались йогой и запрещенным в те года учением Елены Блаватской. И мечтали прикоснуться к этим  тайнам.

И у скал есть глаза

Карты местности достал Кникич – через родственника, служившего в Генштабе. В те годы подробные схемы местности просто не могли продаваться в магазинах из-за параноидальной мании военного руководства страны засекречивать все и вся. А аспирант Коротаев, будучи радиофизиком, сконструировал две мини-радиостанции, вроде современных «уоки-токи». Кстати, такое изделие в те времена было тоже нелегальным.

До места группа добралась за пару дней – все были достаточно подготовленными путешественниками, уже побывавшими в горах Кавказа и Алтая. Первый день ушел на знакомство со скалами. Затем группа приступила к поиску того самого места, которые указал им житель Ленинграда,  китаец по национальности, Фан Цхай. В общине буддистов Питера он был одной из главных личностей, и благодаря знанию основ тибетской медицины, имел в определенных кругах авторитет. Он и рассказал Кникичу о том, что Ламский городок в далеком Забайкалье является одним из мест, где посвященным открываются врата Шамбалы. Для увлеченных романтиков этого было достаточно.

Несмотря на то, что в Забайкалье Цхай был еще в тридцатые годы, он четко описал местность, где могло произойти это событие. Ориентиром служила отдельно стоящая скала, на вершине которой, в метре от макушки, были две впадины. Из-за них при определенном положении Солнца, от игры теней, у скалы как бы появлялись «глаза». Искомое место  находилось на середине воображаемого отрезка между скалой «с глазами», и другой каменной глыбой, с трещиной у основания.

Исследователи разбили лагерь в двуустах метрах от найденной точки. Рядом  из-под земли бил ключик, а чуть ниже шумел довольно бурный ручей. И больше ничего не нарушало тишины этих мест. Путешественники даже обратили внимание на то, что птичьего пения тут не слышно.

Четыре дня и ночи путешественники дежурили, наблюдая за интересующим их местом. Но ничего не происходило. В группе началось скрытое раздражение лидером, так как он убеждал прочих, что встреча с неизвестным просто-таки гарантирована.

Грозовые ворота

На пятый день Игорь Кникич предложил группе разделиться на две части, и по очереди совершить обходы местности. Так и сделали. В первый раз ушла группа в составе Игоря, Галины, и Евгения. Но внезапно пошел дождь, и началась  гроза. Они еле успели вернуться в лагерь, чтобы не промокнуть. Однако Евгений сказал, что когда он повернулся, что бы оценить расстояние до грозовой тучи, то заметил у дальних скал какое-то светлое пятно, похожее на кольцо с темным центром. На следующий день эта же группа выдвинулась в нужном направлении. В лагере остались Елена, Борис и Роман. Периодически Игорь выходил на связь по самодельной рации, сообщая, что все нормально, и ничего интересного они не наблюдают. Вскоре он сказал, что бы ребята разводили костер и начинали готовить обед – группа решила вернуться. И тут…

Сперва в динамике рации послышался сильный шум и треск, какой бывает от электрических разрядов большой мощности. Потом совершенно неузнаваемый голос Игоря прокричал, что они видят какую-то воронку из света, и на нее очень больно смотреть. Он так же кричал, что Галя и Евгений оказались буквально втянуты в нее.

— Я пытаюсь отойти, и не могу, это движется на меня, как огромная змея. У меня нет сил двигаться. Уходите, бегите, нас уже не спас…  И на этом связь прервалась.

Журналист Роман, который тайно симпатизировал Галине, бросился по следам группы, приказав самым молодым – Лене и Борису никуда не отходить из лагеря и ждать в течении суток, а если никто не вернется, то выбираться к людям и заявлять о пропаже. Роман не вернулся и через два дня. Оставшиеся два участника экспедиции, нагрузившись по максимуму вещами пропавших товарищей, двинулась к людям. На второй день, на лесной дороге их, измученных и напуганных, подобрал водитель вахтовки и доставил в Чикой. И это был еще не конец мучениям.

Голос оттуда…

В районном отведении милиции, конечно, не поверили рассказам о светящейся змее или воронке. Первая версия сельских милиционеров была – поссорились с дружками и перебили всех, а тела закопали. Однако приехавший специально из Читы следователь понял, что эти субтильные молодые люди не способны на убийство. Потому при участии сотрудника  КГБ была разработана такая версия: туристы попали в зону грозы, и у них начались галлюцинации. В результате они потеряли ориентацию в тайге, заблудились и стали добычей хищников. Романа который бросился за ними постигла так же участь. Ребята подписали протокол, и еще дали подписку о неразглашении всего, что видели. И тут опять произошло нечто…

На столе лежала та самая уцелевшая самодельная рация. Она вызвала особый интерес у оперов, и они даже вставили в нее свежую «крону». Разумеется, вызывать по ней кого либо, было бесполезно. Но в один момент Борис и Елена услышали, как рация тихонько зашипела, а затем четный и внятный, без помех, голос Игоря сказал: «Мы живы. Но вернуться уже не сможем. Здесь все по-другому. Нам хорошо». Ребята, побелев лицами,  испуганно посмотрели на следователя и кгбшника. Но те, судя по всему, ничего не слышали.

После возвращения домой, оба выживших участника похода бросили институт и замкнулись в себе.

Им понадобилось несколько лет, что бы избавиться от груза воспоминаний и ночных кошмаров. А рассказала эту историю «К» сама Елена, в связи с сорокалетним печальным юбилеем. Борис же уже пять лет, как покоится на Ковалевском кладбище – он умер от рака мозга в 55 лет…

1883
  • К этой статье пока нет комментариев, вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Пожалуйста, заполните обязательные поля.
×