КомментатоР

электронная газета дальнего востока

Комнатная температура: Почему в Чите нет горячей воды?

3 сентября 2019     11:26

Чита опять осталась без горячей воды. Все сроки плановых ремонтных отключений давно прошли. После них еще был период плановых дополнительных отключений – о них предупреждали объявления на дверях подъездов. И вот теперь столицу края накрыла еще одна волна. Вероломная. Без всяческого объявлений. 

Разумеется, это не могло не породить кучу слухов – тем более, что в этот раз руководство ТГК-14 хранит молчание ягнят перед по-волчьи лязгающими зубами разгневанной городской общественности. В бурлящем потоке эмоций сформировались две версии.

Бунт или экономия?

Версия первая:  руководство ТГК-14 намеренно отключает горячую воду, что бы разжечь в народе протестные настроения накануне выборов губернатора края. По некоторым данным, кандидатура Осипова неугодна для части местных элит, куда входят и топ-менеджеры естественного монополиста. Если со Ждановой они находили полное взаимопонимание с проникновенными чувствами и ласками – вплоть до введения членов руководства ТГК в лоно правительства края, то с Осиповым отношения пока не задались. Более того, назначенец Путина, кажется, серьезно озаботился тарифной политикой в регионе. Например, как сообщали местные информационные агентства, он договорился с президентом о снижении стоимости киловатт-часа для  Забайкалья. Как известно, Забайкалье сегодня в списке лидеров среди регионов ДФО по стоимости электроэнергии. Бог даст, и до тепла  тоже руки дойдут. А тогда прощай многомиллионные зарплаты и сладкие бонусы к каждому Новому году. А вот если через год-полтора опять спровоцировать выборы главы региона – глядишь, и удастся протолкнуть  своего человека в это кресло. И тогда-то уж можно за все оторваться – за все вырванные годы.

Версия вторая: ТГК-14 тупо экономит уголь, которого может и не хватить. Перед Забайкальским краем поставлены большие задачи в свете вхождения в Дальневосточный округ. Потому фуговать деньги на теплый ветер правительство не позволит. А в бюджете ТГК, возможно, накопился преизрядный перерасход. И покрывать его будет нечем – дополнительные ассигнования не предусмотрены.  А если придется вводить режим ЧС, то и спрос будет особый – по меркам военного времени переходного периода. Кстати, уже сейчас Минтерр края бьет тревогу о срыве отопительного сезона в районах края.

Почем уголь для народа? 

Правда,  у ТГК-14 есть мощный козырь в виде долгов, накопившихся со стороны Минобороны. И вот какой парадокс – чем меньше в Забайкалье остается подразделений, тем больше с каждым годом долги. Даже когда существовал орденоносный Забайкальский военный округ, и весь регион был нафарширован войсковыми частями и другими объектами, как щука чесноком – таких проблем не возникало. А  нынче на одну полукастрированную армию и пару военных аэродромов требуется столько угля, сколько нужно для отопления небольшой европейской станы.

Понятно, что после продажи в конце 2000 года всех забайкальских угольных месторождений представителям крупного капитала, наш собственный уголек нам стали отпускать практически по мировым ценам – это при далеко не мировых уровнях доходов, как граждан, так и субъекта федерации. Теперь всем углем не без удовольствия владеет 45-летний уроженец Белоруссии Андрей Мельниченко. Больше всего он известен, как человек из первой сотни богатейших людей мира и владелец самой дорогой в мире яхты, для постройки которой было создано специальное конструкторское бюро. А ведь еще в начале 90-х годов он промышлял мелкой спекуляцией долларами и марками в районе Октябрьской площади Москвы. Но теперь ему принадлежат все угледобывающие предприятия региона, создававшиеся потом и кровью не одним поколением забайкальцев тогда, когда господина Мельниченко еще и в проекте не было. Однако сегодня забайкальские шахтеры довольствуются крохами с барского стола, и безмерно рады и этому.

Старатели черного золота

Сам по себе уголь – товар, конечно, ликвидный. Но куда более он выгоден при наличии стабильных деловых партнеров, связанных обоюдовыгодным сговором. Все знают, что в Забайкалье одни из самых высоких в стране тарифов на электроэнергию. При этом в ценообразовании 60% занимает именно цена на уголь. За миллиарды олигарха Мельниченко каждый месяц из тощих зарплат и пенсий платят все забайкальцы. Платят и такие же тощие муниципальные бюджеты – а что делать, когда отопительный сезон в крае длится больше, чем полгода? Да еще и энергетики набрасывают свою маржу – и вот уже поставлен шлагбаум на развитии местной промышленности, малого бизнеса, развития социальной сферы – с такими-то тарифами! При этом, в другие регионы Харанорский разрез продает уголь дешевле, чем на Харанорскую ГРЭС. Нажива на забайкальцах идет с обеих сторон – сегодня они являются жертвами тотального заговора монополистов, у которых в душе один бог – американский доллар. И нарушать эту идиллию. Похоже, не будет позволено никому. Будь  он хоть трижды губернатор…

 

1489
  • К этой статье пока нет комментариев, вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


1 + 6 =


Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Заполните необходимые поля.
×