КомментатоР

электронная газета дальнего востока

КАК ЭТО БЫЛО: Кто спас Забайкалье от ядерной катастрофы?

21 сентября 2019     17:00

14 сентября этого года исполнилось 65 лет со дня печально известных учений на Тоцком полигоне. Тогда впервые в истории человечества во время учений было испытано тактическое ядерное оружие. Жертвами испытании стали не менее 45 000 человек. Из них вскоре после учений, по некоторым данным,  скончались 20 000. Остальные остались инвалидами. 

А 55 лет назад в Читинской области началась секретная операция по подготовке к ядерному взрыву на севере региона. И если бы безумные мечты группы лиц, которые под видом изучения применения ядерных зарядов для геологической разведки хотели провести военные испытания, сбылись, то еще неизвестно, каким бы сегодня был наш край, и какие бы мутанты тут водились. 

Репетиция “Армагеддона”

В августе 1964 года завершился первый этап разведки знаменитого Удоканского месторождения. Подсчеты геологов внушали оптимизм и рисовали радужные перспективы — запасы меди успешно конкурировали со знаменитыми Андами. Единственный минус — инженерно-геологические условия: рудоносная порода залегает слишком глубоко, а климат и особенности строения поверхности ограничивают возможности добытчиков. Выходом из этого положения мог стать мощный взрыв, который в буквальном смысле выкинул медь на поверхность земли.

Вскоре на север Читинской области прибывает министр Среднего машиностроения СССР Ефим Славский. Этот визит мог означать только одно — на Удокане собираются произвести ядерный взрыв. А дальше начинается полоса загадок и тайн. К тому времени в районе месторождения были пробиты около десяти штолен глубиной до сотни метров. Для закладки ядерного взрывного устройства была выбрана штольня № 5. Между тем самые богатые рудные жилы проявили себя на штольнях №№ 1, 2 и 3. Пятая же оказалась самой бедной по содержанию меди. Почему же для взрыва выбрали именно ее? Некоторые специалисты полагают, что именно она оказалась самой удобной для взрыва.

Между тем в ЦК КПСС принята директива о начала освоения Удоканского месторождения. Подготовка к взрыву шла полным ходом. Проходчики увеличили ширину ствола штольни № 5, укрепили ее бетоном, проложили рельсы. Весь объект был буквально нафарширован датчиками и опутан проводами. Все работы, по воспоминаниям очевидцев, велись под охраной войск КГБ. К июлю 1965 года подготовительные работы были завершены. На место взрыва прибыли сейсморазведчики. Взлетная полоса на чарском аэродроме не стояла пустой и получаса. Доставленные грузы тут же перебортировались на вездеходы и уходили по назначению — до эвенкийского поселка Наминга, который был ближайшем к потенциальному эпицентру. Для облегчения задачи через реку Чара бросили понтонную переправу.

Сейсмооружие на Удокане?

Сейчас уже трудно разыскать свидетелей происходившего, а сохранившиеся архивные материалы не дают точного ответа о цели взрыва. Существует версия о том, что истинным поводом для проведения акции стало желание военных испытать ядерные заряды в условиях горной местности, а также возможность спровоцировать искусственное землетрясение. Отметим, что Удокан относится к одной из самых сейсмоактивных местностей в стране. Идея о сейсмооружии давно уже не давала покоя генштабовским генералам, к тому же в 1965 году в очередной раз осложнились отношения с США, которые начали наземную оккупацию Вьетнама. Да и с недавним политическим поражением в Карибском противостояние военные и партийные боссы тоже не могли примириться. Именно военными целями объясняется то, что для взрыва была выбрана штольня на участке с самым низким разведанным содержанием меди. Зато она была самой дальней от населенных пунктов. Однако председатель Геолкома В. Чечеткин считает, что выбор на пятую штольню пал из-за того, что именно там было место для размещения породы, под которой находится медная руда. В других местах ее размещать было негде.

Самая распространенная версия на сей день — это все-таки пробное испытание с целью подобрать оптимальный заряд, ведь в мировой практике еще не было опыта применения ядерного оружия в горном деле. И в случае удачи с пятой штольней, Средмаш планировал взорвать на Удокане ДЕВЯТЬ зарядов. Впрочем, подробности министерских планов полностью не рассекречены до сих пор. Например, неизвестно, какой мощности должны были быть первый и последующие заряды?

Зато известно одно — во второй половине 1965 годы был готов план переселения сразу нескольких населенных пунктов Каларского района. Это поселки Наминга, Чина, Бурпалы, Чапо-Олого и прииск XI-летия Октября. Всего под принудительную эвакуацию попадали более трех тысяч человек. При этом сам районный цент Чара тоже попадал в зону радиоактивного заражения в случае выброса. Однако его почему-то решили не трогать. Скорее всего, из-за того, чтобы не поднимать слишком уж большого ажиотажа.

Вскоре прибыла комиссия из Сибирского отделения АН СССР, которая занялась изучением природного радиоактивного фона. Он оказался повышенным — очевидно сыграла роль близость месторождения урана в знаменитом на весь мир Мраморном ущелье. Теперь ученым предстояло выяснить, что будет, если на природную радиацию ляжет новый слой.

О точной дате взрыва никто не знал — даже руководители работ. График завоза материалов и рабочих был предельно жесткий. К тому же летом 1965 года внезапно, без видимых причин разлилась река Чара и снесла понтонную переправу. Однако ее восстановили в кратчайшие сроки.

Отбой

Все подготовительные работы были закончены к октябрю. Ядерное устройство должны были доставить специальным караваном из грузовых автомобилей по зимнику. И вот тут была озвучена предполагаемая дата события — первая декада января 1966 года. Грузовики накатывали дорогу, к штольне прибыли дополнительные подразделения стрелков. И вот в конце года, в обстановке глубокой секретности на берег Олекмы под усиленной охраной в кунге грузового КрАЗа прибыло «изделие». Оно было помещено в специальный контейнер и укутано брезентом так, что если бы даже в тех места оказался непредусмотренный очевидец, он бы не понял, что же лежит в грузовике.

Но тут произошло самое невероятное. Пока водители укатывали зимник по льду реки, из Москвы пришла команда на отмену взрыва. И это несмотря на то, что в проект были вложены миллионы рублей.

Есть сведения, что инициатором прекращения работ и отмены взрыва стал министр иностранных дел Андрей Громыко. Международное положение было слишком напряженным, и ядерный взрыв, особенно вне известного семипалатинского полигона, позволил бы обвинить СССР в подготовке к военным действиям. Так это были или нет, остается гадать. Но, тем не менее, произошел по-настоящему счастливый случай для Забайкалья. По оценкам экологов, рожденное на высоте 1700 метров облако беспрепятственно бы разнесло продукты взрыва по Читинской и Амурским областям, Якутии, Хабаровскому и Приморскому краям.  Оно отравило бы не только атмосферу, но и воду в сибирских реках. А если бы сработали все девять зарядов, то Забайкалье опередило бы Чернобыль на 19 лет.

Но были и те, кто считал, что изыскатели упустили уникальную возможность применения атома в мирных целях. Так, один из создателей ядерного оружия, академик Борис Литвинов писал: «Я убеждён: отказ от вскрышных работ на Удокане с помощью ядерных взрывов — одна из великих упущенных возможностей. Освоение этих районов затормозилось на десятилетия».

Вот только не сказал академик — а был бы смысл в освоении мертвой радиоактивной пустыни? Даже если бы она хранила в себе все земные богатства?

 

1470
  • К этой статье пока нет комментариев, вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


8 + 9 =


Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Заполните необходимые поля.
×