КомментатоР

электронная газета дальнего востока

BACK in the USSR: Хроники трезвой Читы

3 апреля 2020     19:33

Кратковременный «сухой закон», введенный 3 апреля на территории края, заставляет вспомнить нас события 35-летней давности. В апреле 1985 года  Политбюро ЦК КПСС было принято постановление, которое стало судьбоносным для истории СССР. Фактически это было начало конца Империи, владеющей третью земного шара на протяжении 75 лет. А ведь цели были самые благие – отучить народ пить.

1985 год. «Передайте Горбачу — нам и десять по плечу»

Указ вступал в силу с 1 июня. В первый летний день 1985 года читинские специализированные магазины, как и отделы в гастрономах, открылись лишь в 14 часов. Более того, в первый же день возле некоторых торговых точек появились наряды милиции с подкреплением из дружинников. Так начались рейды по пресечению пьянства на производстве.

Вместе с ограничением времени торговли спиртным, в Чите резко сократилось количество торговых точек. Вместо почти сотни их осталось 23 на город с почти 400-тысячным населением. Предприятия торговли стали терпеть убытки, и хотя оборот алкогольных напитков был предусмотрительно выведен из общего плана, продавцы перестали получать 20% надбавку за реализацию спиртного. Впрочем, для большинства из них наступили золотые дни – в Чите стал динамично развиваться черный рынок. После удорожания бутылки водки в госторговле с 5.30 р. до 10 р., она так же подорожала и у спекулянтов (в основном – у таксистов, 25 р. против 15). На водку переключились многие завсегдатаи барахолки, проводники поездов, официанты в кафе и ресторанах.

А пока сухой закон прошелся по производству. В период с июня по декабрь были закрыты Атамановский цех розлива вин при плодопитомнике, Нерчинский ликероводочный завод, винный цех читинского ЛВЗ. На треть сократилось производство пива на Пивобезалкогольном комбинате.

Идеологическая же обработка шла полным ходом. В ноябре создается областной совет всероссийского добровольного общества борьбы за трезвость . Его возглавил ректор медицинского института профессор Владимир Иванов. Городское общество провело учредительную конференцию в декабре. Председателем была избрана главный врач горбольницы № 2 Зинаида Козлова. В спешном порядке создавались первичные организации в наиболее крупных трудовых коллективах. Однако, чем заниматься, было пока неясно. 

1986 год. «У самовара я и моя Маша»

Уже в начале года было ясно – идеологической обработкой многолетнюю традицию не победить. В начале года распоряжением горисполкома были закрыты винные отделы в магазинах “Юбилейный”, “Темп”, “Весна”. Толпы пьяниц расползались по окраинам. В очередях приходилось выстаивать по три – четыре часа. В таких очередях, случалось, людей давили до увечий и даже насмерть.

В марте 1986 года Областное управление торговли по указанию обкома КПСС ввело талоны на спиртное. Вскоре левые партии талонов стали свободно продаваться возле каждого винного магазина. Откуда брались излишки?

Во-первых, некоторые оборотисты председатели профкомов составляли списки на получение талонов с “мертвыми душами”. Во-вторых, сотрудники типографий стали печатать фальшивые талоны и сдавать оптом представителям цыганской диаспоры. Цена талона была в разных местах неодинаковой, но в среднем составляла три рубля.

Однако введение талонов ударило, прежде всего, по обществам трезвости. По уставу каждый член такого общества добровольно и полностью отказывался от употребления спиртного. Следовательно – талон ему был без надобности. Но не взять то, что положено – значит остаться в дураках. И поэтому первичные организации-стали стремительно терять бойцов за здоровый образ жизни. К примеру: во всей области известен только один случай отказа от талона. Таким вот убежденным трезвенником стал слесарь кожевенно-обувного комбината Виктор Вершинин.

Никакая идеологическая обработка и запретительные меры не сократили рост спекуляции и незаконного изготовления. В 1986 году за торговлю спиртным были привлечены к разным видам ответственности почти 2 000 человек. На скамью подсудимых сели 1059 самогонщиков (сравните – 115 в 1985). С руководящих должностей были сняты 16 директоров магазинов.

В общепите были введены три обязательных безалкогольных дня во всех кафе и ресторанах. В эти дни обеденные залы были пустыми. Народ упорно не желал воспринимать рестораны иначе, как питейные заведения. Чтобы наверстать упущенное, в “пьяные” дни приходилось повышать цены на блюда, и продавать водку и коньяк не по 150 граммов, а сколько попросят. И еще одно “ноу-хау” пытались внедрить сверху идеологи. В памяти у нескольких поколений остались “безалкогольные свадьбы”. Из меню свадебных застолий молодым предлагалось исключить спиртное. Но и тогда часто принимались компромиссные решения. Водку наливали в самовары, коньяк и вино – в заварочные чайники.

1987. «Бахмаро» не вставляет

Талонная система себя не оправдала. Более того, она дискредитировала саму идею борьбы с пьянством. В феврале “Советская Россия” публикует статью “Пьяный талон в зоне трезвости”. Резкой критике подвергаются действия обкома КПСС и Читинского облисполкома.

Вскрываются факты ужасающего отставания региона в социальной и экономической сферах, в обеспечении жильем и бытовыми услугами. Местные власти просто не знают, что делать. Пробуют заменить алкоголь другой продукцией. Читинский пивобезалкогольный комбинат увеличивает выпуск минеральной воды и напитков в 2,5 раза. Осваивает выпуск такого экзотического напитка как “Бахмаро”. Но – тщетно. По сравнению с прошлым годом количество уголовных дел в отношении самогонщиков вырастает еще на 400 случаев. От отравления суррогатами умирают более 130 жителей области. В вытрезвители области доставлены 13 тыс. человек, из них свыше 70 руководящих работников. 120 человек попадают на учет как наркоманы. В целом, год можно назвать, как затишье перед решающими битвами за или против здорового образа жизни.

1988. Спирт в папке для бумаг

Наверху тоже поняли весь абсурд принимаемых мер. Бюджет страны недополучал миллиарды рублей. В Читинской области прямые убытки предприятий торговли и общепита составили 120 миллионов (автомобиль ВАЗ стоил тогда 6500 руб.). Пить меньше не стали, пить стали чаще и хуже. Со второй половины 1988 года принимается решение о постепенном увеличении продажи шампанского, коньяка и сухих вин. Пивобезалкогольный комбинат вновь увеличивает объем продукции. Однако торговать пивом негде – половина бочек пришла в негодность, торговое оборудование было разворовано или просто утрачено. Выросло количество магазинов, торгующих водкой – с 15 до 23. Виноградные же вина опять появились практически всюду.

В 1988 году произошел крупный скандал, в котором оказалось замешано руководство Читинского ЛВЗ. Директор завода был уличен в краже водочных изделий с предприятия. В частности, в гараже у него были обнаружены 60 сувенирных графинчика водки “Золотое кольцо”, 22 бутылки “Пшеничной”. Главный инженер завода выносил спирт в специальной 5-литровой емкости из нержавейки, которая помещалась в папку для бумаг.

1989 год. Вода по цене водки

Год победы “зеленого змия”. Объем продажи спиртных напитков вырос по сравнению с 1988 г. на 145%. Однако потребности населения в водке это не покрыло, и в Чите правили бал спекулянты. Именно тогда делали первые капиталы будущие короли забайкальского бизнеса. Именно тогда формировались первые организованные криминальные структуры.

Вечером 28 марта на привокзальную площадь Читы в служебном “Львове” приехали около 20 работников ПАТП-1 (автобусный парк). Без лишних разговоров они перевернули а\м “ВАЗ-2106″, принадлежащий спекулянту. В багажнике автомобиля было на тот момент 15 бутылок водки и 15 вина. Поводом для такой карательной экспедиции стал факт продажи по спекулятивной цене воды в бутылке из-под водки. Что бы нанести удар по спекуляции, в Чите открывают первый круглосуточный магазин по торговле водкой. Правда, пол-литровая бутылка там продавалась по той же цене, что и у вокзальных барыг – по 25 рублей. Однако сверхприбыль, по утверждению занимающего в то время пост зам. председателя горисполкома, а впоследствии губернатора Равиля Гениатулина, направлялась на социальные нужды. Символично, что магазин был открыт в помещении знаменитой “Рюмочной” на ул. Калинина, закрывшейся в разгар борьбы за трезвость.

1990 год. Водочный бунт – бессмысленный и беспощадный

Торговля спиртным велась на доперестроечном уровне. Из новаций от 7 мая 1985 года осталось лишь торговля водкой с 14 часов и норма отпуска – одна бутылка в руки. Те, кому не хватило, по-прежнему шли к спекулянтам. У них стоимость бутылки в ночное время доходила порой до 35 рублей.

В конце года произошел знаменитый “водочный бунт”. Началось все с того, что 30 декабря в магазине на углу ул. Столярова – Чкалова закончилось спиртное. Примерно 200 читинцев перекрыли сперва ул. Бабушкина. Затем Ленина. На место происшествия прибыли наряды ППС. Митингующих уговаривали представители горкома партии, горисполкома, КГБ. После того, как сюжет прошел в эфире программы “Время”, водка вновь появилась в магазинах. Это была первая стихийная акция неповиновения за всю новейшую историю Читы. А в следующем году прекратил свое существование и сам СССР. Водка же как продавалась, так и продается.

Борис Ветров

 

1639
  • К этой статье пока нет комментариев, вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Пожалуйста, заполните обязательные поля.
×