КомментатоР

электронная газета дальнего востока

BACK in the USSR: Вторсырье советского периода

28 февраля 2021     16:00

Мы с детства были убеждены, что живем в самой богатой и счастливой стране мира. И с детства же нам внушали, что все вокруг принадлежит народу. То есть, и нам тоже. А потому мы обязаны были на правах хозяев беречь достояние республики. Как говори генсек – «Экономика должна быть экономной». Впрочем, дорогой Леонид Ильич был прав – наступала пора экономии, потому как принцип «не твое, не мое, а — наше» стал приносить скверные плоды. 

По-свински

Кампания за экономичное хозяйствование в быту и на производстве началась еще в середине 60-х годов. После «удачного» правления Хрущева, в 1966 году Советскому Союзу пришлось впервые закупать пшеницу за границей – в Канаде и Аргентине, хотя еще за два года до этого в любой столовой хлеб подавался бесплатно к каждому блюду, хоть к стакану чая. А отмененные Косыгиным хрущевские налоги на скот в личном пользовании породили острую нехватку кормов для животных. И вот стала складываться интересная ситуация: с одной стороны, Страна Советов тратила нефтедоллары на закупку зерна, с другой – крестьяне, да и городские жители, имевшие частные дома, покупали по 10-15 булок ежедневно для откорма хавроний. Властям пришлось сократить отпуск хлебобулочных изделий до одного килограмма в руки и начать мощную пропагандистскую кампанию за экономию продукта номер один на советском столе. Плакаты: «Хлеб – всему голова», «Хлеба в обед в меру бери, хлеб – драгоценность. Им не сори!» или «Отрежь, сколько съешь!» украшали любое заведение общепита, будь то школьная столовая, студенческий буфет или городское кафе. В школах проводились классные часы, посвященные хлебу. В Чите на такие мероприятия приглашались труженики села из юго-восточных районов области. А еще школьникам рассказывали о блокаде Ленинграда и даже для наглядности раздавали ломтики хлеба – суточную пайку жителя города на Неве.

Впрочем, реформы на селе все же не позволили вдоволь насытить кормами животноводческий комплекс СССР (за исключением очень передовых хозяйств с особым режимом ведения дел). Поэтому в начале 70-х годов была развернута еще одна кампания – по утилизации пищевых отходов. Многие читинцы еще помнят эти ящики, размером с урну, расположенные в каждом дворе с надписью «КОРМ». По задумкам властей, жители многоквартирных домов будут сами сортировать бытовые отходы и все, что не доели, складывать в спецконтейнеры. На самом деле, нерадивые жильцы выбрасывали туда зачастую содержимое мусорных ведер, а потом дворник, щедро матерясь, производил сортировку самостоятельно.

Без бумажки ты…

Бумага – вот что было приоритетным и стратегическим продуктом в СССР. Тогда власть еще бережно подходила к заготовкам леса для нужд целлюлозной промышленности, а закупать изделия бумпрома за рубежом было накладно. В массы был кинут очередной лозунг «Книге – вторую жизнь». И по квартирам пару раз в год шли ходоки из окрестных школ с вопросом «Макулатуры не найдется?». Иногда люди были рады избавиться до килограммов ненужной бумаги, но чаще берегли ее. Газеты – для ремонта, журналы и прочее – для дачи. Пионерам приходилось проникать в учреждения и на предприятия и рыскать там, подобно юным разведчикам, в поисках залежей макулатуры. Зато когда ее удавалось раздобыть достаточное количество, класс занимал первое место и ликовал, вызывая зубовный скрежет учеников других классов. А самые активные сборщики получали из рук завуча на линейках почетные грамоты.

Правда, случалось и так, что на подходах к школе сборщиков поджидали учащиеся старших классов – «старшаки» – и взимали свой налог – примерно половину добычи.

Макулатуру собирали и взрослые добытчики, но уже с прагматичными целями. В Чите, в районе Соснового Бора работал магазин «Стимул» объединения «Читавторсырье». Сдав туда 20 килограммов ненужных бумажных изделий, можно было получить талончик, который потом в порядке очереди (а длилась она обычно около полугода) обменивался на остродефицитные книги из серии «Фантастика и приключения» или произведения А. Дюма.

Собранная в Чите и области макулатура доставлялась на Красноярский ЦБК. Из нее изготавливали в основном картон и упаковочную бумагу.

Тяжелый металл

Прмерно такие же кампании разворачивались и по отношению к бросовому металлу. Сейчас невозможно представить, что раньше на улицах городов, да что там – в каждом дворе, можно было увидеть валяющиеся трубы, балки, секции батарей и даже (о, ужас) изделия из меди или алюминия. Потому как продать это все было некому. А вот школьникам разъясняли, сколько можно выплавить полезных вещей из бесхозно ржавеющего железа, и толпы подростков шерстили окрестности в поисках тяжелой добычи. Бывало, что, как стая муравьев, всем классом тащили кузов от «Запорожца» или катили катушку с кабелем. Потом в школу прибегал разъяренный прораб, и кабель приходилось катить обратно. В погоне за первым местом совершались набеги и на огороды в частном секторе, где всегда в изобилии валялись железные кровати, бочки, дырявые ведра. Но больше всего металла, конечно, было на стройках. И тащили, бороздя асфальт и грохоча на всю округу, тяжеленные конструкции, победно глядя на конкурентов из параллельных классов. А потом все собранное грузилось на машину, сортировалось на базе «Вторчермета» на ул. Недорезова и отправлялось на завод в Петровск-Забайкальском.

Бутылочки не выбрасывайте…

А это уже был культовый вид вторсырья. Предмет охоты шпаны, уборщиц и алкашей. Пустая бутылка – «чебурашка» – 20 копеек, из-под молока – 15, трехлитровая банка – 30. Со сдачей, правда, были проблемы, в магазинах часто не было тары, но если разговор шел не о наличных, а об обмене на товар – посуда принималась незамедлительно. В каждом районе был пункт приема стеклотары, но работал он крайне редко, и к моменту открытия вокруг собиралась огромная толпа.

Прочий мусор

Тряпки, паклю, старые кожаные изделия тоже при желании можно было сдать. Для этого на западной окраине Читы, в поселке Кадала, работала приемная база «Вторсырья». За килограмм рухляди можно было получить до 30 копеек или обменять ее на шампунь, сушилки для посуды и другие дефицитные товары. Однако надо было заручиться знакомством на этой базе, чтобы точно знать – когда и что везти.  Впрочем, тогда мы еще не знали, какая скоро всему будет назначена цена, и что бухта медного кабеля станет поводом для кровавых разборок…

Борис Ветров

 

 

  • К этой статье пока нет комментариев, вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Пожалуйста, заполните обязательные поля.
×