КомментатоР

электронная газета дальнего востока

BACK in the USSR: Папы разные важны…

29 сентября 2020     19:00

Если условно разделить все население Читы советской на социально-профессиональные группы, то можно определить три главные из них. Это – военные, геологи и железнодорожники. Были значительными так же кланы энергетиков, строителей и заводских рабочих – только в Чите в те времена работали более 20 крупных предприятий промышленности. Но все же исторически, благодаря местоположению региона, главными были военные, геологи и труженики Забайкальской магистрали. 

Капитанская дочь и сын майора Петрова

В читинских школах новички были явлением обыденным. Это вечно кочующие офицеры советской армии прибывали для несения дальнейшей службы в Забайкальский  военный округ, который тогда был вторым по размерам и третьим по численности в СССР. Он прикрывал важнейшее в те времена китайское направление – после того, как Никита Хрущев насмерть рассорился с китайскими товарищами, войну с южным соседом мы ждали каждый день. Периодически в школу приходили люди в штатском и рассказывали, как надо вести себя в случае случайных встреч с незнакомцами, интересующимися расположением войсковых частей и аэродромов. Вожатые из старших классов и классные руководители объясняли, что надо делать в случае объявления о радиоактивных осадках (таковых мы тоже боялись из-за частых испытаний атомного оружия в Китае), а военруки учили вести себя в внезапной вспышке в небе, и шить ватно-марлевые повязки. В такой ситуации профессия офицера была овеяна героическим флером, и была второй в списке престижности после космонавтов. Военными хотели быть половина пацанов в каждом классе каждой читинской школы, а конкурс в военные училища соперничал с театральными учебными заведениями.

Несмотря на важность миссии, ЗабВО, по общему мнению, был округом, куда за разные провинности ссылали разгильдяев и неудачников. Ходило даже выражение: «Дальше Борзи не сошлют, меньше взвода не дадут». Но в саму Читу переводились в основном те, кто стремился сделать карьеру – ЗабВО был для этого хорошим трамплином. А родина компенсировала частые переезды военнослужащих доступом к определенным социальным благам. Потому дети военных отличались от прочих читинских учеников.

Прежде всего, у них были предметы одежды, которые  детям инженеров, геологов, строителей и рабочих, родители могли купить лишь в редком случаю. В конце месяца опытные матери рыскали по главным магазинам Читы, зная, то для выполнения плана, торговые организации могут «выкинуть» в продажу дефицитные детские вещички. А вот дети офицеров являлись в школу в невиданных ранее кроссовках, с импортными ранцами,  на физкультуру  приходили в импортных же спортивных костюмах, порой даже в легендарном «Адидасе», а на уроках оперировали  заграничными канцелярскими принадлежностями.

Особой кастой были дети тех офицеров, что недавно вернулись в Союз из Германии. Венгрии Чехословакии и других стран Варшавского договора. А главным дефицитом,  который они привозили с собой – конечно же, жевательная резинка. Советская пищевая промышленость (не считая почти антисоветской Прибалтики)  освоила выпуск  ранее идеологически проклятого баббл-гама только ближе к Олимпиаде-80. До этого про «жувачку» ходили легенды.

Рачительные скопидомы даже коллекционировали этикетки от жевательных резинок, как марки или значки. А дети военных везли из социалистической Европы чудеса – чудные: целые серии этикеток с героями суперпопулярных мультфильмов про Лёлека и Болека, или про пса Рекса.

Кроме жвачки и прочего ширпотреба, дети военных – пацаны являлись в школу с полевыми сумками вместо унылых портфелей.  А зимой вместо кроличьих бесформенных  шапок (вот интересно – сейчас мы носим зимой вязанные спортивные шапочки, а советские мамаши бы ни за что такого не допустили) зимние танковые или летные шлемы на меховой подстежке. Полевая сумка, шлем и еще военный ремень от портупеи были культовыми вещами для каждого мальчишки 70-80 годов. А старшеклассники  зимой носили раздобытые отцами летные меховые куртки и тулупы, похожие на дубленки.

Дочери офицеров так же одевались лучше, чем прочие девчонки. Знаменитый Военторг или 1000-ный Отдел торговли поставлял офицерским семьям добротные вещи. Кроме того, зарплаты военных значительно отличалась в лучшую сторону от зарплат прочих строителей коммунизма. По городу ходили слухи о внучке командующего округом генерала армии Салманова – она, якобы, приходила на уроки в школу № 19 вся в золотых украшениях.

Еще один характерный штрих – офицерские линейки. Целлулоидные пластинки с прорезями для нанесения на карту военных объектов так же имелись в обиходе детей офицеров ЗабВО.

Чуки и Геки

Дети геологов быле не столько осыпаны помтоварным изобилием. Но зато по окончанию полевого сезона боротаты, загорелые, обветренные отцы являлись домой с изобилием таежных гостинцев. И мы все немного ощущали себя героями повести Аркадия Гайдара «Чук и Гек».  Главными гостинцами были кедровые орехи — россыпью и в шишках. И наутро мы наполняли классы запахом кедровой смолы, и усеивали (конечно, нечаянно) полы кедровой шелухой. Наступала наша очередь понтоваться перед детьми старлеев и подполковников. Мы порой меняли цельные шишки на пластики жевательной резинки.

Кроме орехов отцы везли таежную ягоду, сушеные грибы, копченое дикое мясо и рыбу, деревенский хлеб, совсем непохожий на хлеб из булочной в соседнем доме.  Помню здоровый кусок тайменя холодного копчения, покрытый пятнистой шкурой. Прочитав недавно книгу «Опасные обители моря», мы с братом были уверены. Что батя привез откуда-то кусок мурены.

Геологи везли домой оставшуюся после полевого сезона тушенку, сгущенку и бульонные кубики. О нет, это совсем не те брикетики сухого суррогатного жира, что лежат у кассы в каждом продуктовом магазине. Те правильные кубики с гранью примерно в один сантиметр покоились в металлических наглухо закрывающихся коробочках, и являлись  настоящим мясным продуктом. Их было вкусно грызть даже просто так.

У детей геологов дома вместо кошек и собак часто жили бурундуки и суслики. Лично у меня был заяц Прохор. А еще геологи в конце сезона получали в управлении ведомственные пайки: импортные плодоовощные консервы «Глобус», пластовый мармелад, и к Новому году – обязательные грузинские мандарины, обернутые тонкой папиросной бумагой. А главное – в семьях геологов на Новый год ставили не сосну, а настоящую ель. Непеременным условием было – что бы до потолка.

И еще одна новогодняя деталь. Отцы-геологи после праздничной полуночи дружно выходили на балконы или во дворы геологического квартала, в границах улиц  Ленинградская, Матвеева, Журавлева и Новобульварная, с настоящими ракетницами. В те годы в магазинах никакой пиротехники, за исключением бенгальских огней, не продавалось. Потому небо над геологическим кварталом расцвечивалось множеством сигнальных ракет. Соперничать с этим районом могли только дома офицерского состава – у военных тоже были ракетницы.

Отдых по расписанию

Летом мы все разъезжались по своим лагерям отдыха. Дети военных отдыхали в военно-спортивных лагерях, а у детей геологов был «Спутник» – один из лучших пионерских баз отдыха. Хозяйственный отдел Читинского Геологуправления к каждому сезону запасал и продукты получше, и инвентарь, и киноленты. Отдыхать в «Спутнике» было престижно.

После лагерей, когда наступало время летних отпусков у родителей,  мы так же отдыхали на читинской Ривьере – базах отдыха на побережье Арахлея. Тут так же действовали ведомственные базы отдыха. Все они были стандартны – в те времена мало кто заботился о комфорте отдыхающих, так как отдых воспринимался кк незначительное приложение к главной миссии советского человека – самоотверженного труда во имя построение коммунистического общества. Но базы военных были все-таки куда более комфортны – особенно база штаба ЗабВО. Там, на охраняемой солдатами – срочниками территории (вот же повезло парням с мостом службы!) были и бани, и коптильни, и душевые, и столовая с поварами все из того же 1000-го отдела, и детские площадки. На базе отдыха геологов тоже было неплохо, хотя кормили в столовой преотвратительно, и мамы тратили отпуск на стояние у огромных, заплывших жиром плит на общей кухне. А у железнодорожников была неплохая база с домами финского типа. Вот так существовали в бесклассовом советском обществе представители профессиональных сословий.

Борис Ветров

 

НА ФОТО:

 Дочь офицера ЗабВО,

будущая знаменитая

советская актриса

Наталья Гвоздикова

(в центре)

1186
  1. Аватар Галина

    Класс! Всегда читаю ретро- очерки Б.Ветрова. Очень тепло и образно пишет. Пишите еще!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Пожалуйста, заполните обязательные поля.
×