КомментатоР

электронная газета дальнего востока

BACK in the USSR: Отпуск для строителей коммунизма

9 июля 2020     19:09

В далекие времена, когда, как любят шутить скептики, трава была зеленее, а деревья – выше, советский народ, в коротких промежутках между трудовыми свершениями на пути к коммунизму, имел право на отдых. И отдыхал в рамках отпущенных норм благ и удовольствий. 

Конституция СССР в редакции 1977 года была последним нормативным актом в истории страны, где право на отдых устанавливалось неоспоримо и окончательно. И хотя в нынешней Конституции тоже прописано подобное право, но скажите честно – кто верит, что оно соблюдается? Если бюджетники, а особенно – силовики и чиновники, еще имеют право на оплачиваемый регулярный отдых, то работники частных предприятий, особенно небольших, и заикаться не смеют насчет отпуска, и тем более – отпускного пособия. В ответ следует уже до зеркального блеска отшлифованная фраза: «Не нравится, пошел вон. На твое место есть сто желающих». А грядущие поправки в основной закон, не ровен час, и вообще вернуть крепостное право. Потому теперь только и остается вспоминать, как отдыхали советские люди во времена развитого социализма.

Белая кость 

В советское время тоже существовали сословия и касты. И, хотя, привилегии нынешних чиновников отличаются от номенклатурных благ эпохи застоя, как цифровая камера от камеры – обскуры, наши советские чиновники умели наладить для себя полноценный отдых. На озере Арахлей выделялась ухоженностью и режимом охраны база областного комитета КПСС, а в городском телефонном справочнике даже значился городской номер телефона, установленный там, что было фантастикой. Отдыхали там не только областные, но и районные, и городские коммунистические лидеры, поправляя здоровье на дефицитных сосисках Нерчинского комбината, знаменитой борзинской копченой колбасе, «Птичьем молоке» фирмы «Ингода», и другом дефиците.

Своя база была и у областного исполнительного комитета народных депутатов – поскромнее, но тоже не из рядовых.

Вообще же партийные и советские бонзы предпочитали время летних отпусков проводить в Сочи или Ялте. Там тоже функционировали санатории и дома отдыха для слуг народа. А за особые заслуги такого слугу могли поощрить бесплатной путевкой на Золотые пески в Болгарию – это была уже заграница и полукапиталистический рай с изобилием жратвы и шмоток.  Кстати, система поощрения загранпоездками была действенным пряником в советской системной шкале ценностей. Профсоюзные и комсомольские активисты могли удостоиться чести стать пассажиром поезда «Дружба», который летом курсировал по столицам братских стран социалистического лагеря. Возвращались они, полные впечатлений, похудевшие (деньги экономились для покупки все, что нельзя было купить в  СССР – от колготок до кроссовок), с неподъемными чемоданами. Как правило, воспоминаниями о такой поездки счастливчик жил до самой смерти.

Интурист за свой счет

И только в редких случаях, ради выполнения плана по линии турбюро, в профкомах простые смертные могли купить путевку в  ту же Болгарию или Югославию, но уже за полную цену. Самые дорогие путевки были в почти капиталистическую Югославию – от 500 рублей. Самые дешевые – в Монголию – 108 рублей. Но успехом это направление в Чите не пользовалось, разве что у желающих попытаться купить дубленку или кожаный плащ. Поездка в Болгарию обходилась в 220 рублей – и в эту сумму входили проживание и питание в течение 10 дней, в гостинице на берегу моря.

Иногда в читинских профкомах появлялась экзотическая путевка – в Японию. Она стоила нереальные 1200 рублей.

«Как простой инженер…»

Простые смертные – обычные рабочие, представители интеллигенции и служащие могли рассчитывать только на «блат» или на знакомых, у которых есть знакомые, чьи знакомые живут, например, в Феодосии. По такой цепочке можно было снять койку, или, если повезет – комнатку где-нибудь у моря. Обходилось такое удовольствие от рубля до трех в сутки и каралось  для владельца недвижимости, как нетрудовой доход. Но они вовремя делились с участковым, и все было нормально.

Излюбленный сегодня Байкал в те времена посещали в основном, любители дикого туризма – изобилия баз и гостевых домов там тоге и в помине не было, а в немногочисленные дома отдыха очередь была расписана на несколько лет вперед.

У забайкальцев популярным направлением, в силу географического положения, пользовалось Японское море. Понятно, что санаториев и курортов там тоже никто не обещал. Но зато существовала целая сеть студенческих лагерей, где можно было договориться о домике, а так же были места для кемпингов с арендой палаток, и прочего. Да и добираться туда было дешевле. Билет на самолет до Владивостока стоил 48 рублей, на поезде — вполовину меньше. И купить билеты на восточное направление было проще. А вот что бы взять билет на самолет до Симферополя, или на поезд до Адлера, приходилось ежевечернее являться на «переклички», и делать это, как минимум,  в течение двух недель.

«А люди идут по свету»

Читинская область лежит в зоне горной тайги и это обусловило достаточно большое количество любителей туризма. Тогда еще таежные просторы были не испохабленные массовыми вырубками, и  длительных запретов на посещение лесов так же не вводилось. Потому молодые люди, особенно из числа интеллигенции, объединялись в группы или даже клубы и совершали дальние походы. Способствовал этому и клуб любителей туризма,  работавший на Ленина, 56. Он обеспечивал любителей походов все необходимым инвентарем. Взять палатки, котелки, спальники и т.д. можно было и в одном из восьми пунктов проката, работавших в областном центре. Стоило это все какие-то символические копейки.

Пропагандировала местный туризм газета «Забайкальский рабочий». Раз в месяц на  вкладке, посвященной Чите, публиковались отчеты о походах по местных природным достопримечательностям.

При некоторых предприятиях и учреждениях существовали свои секции туризма. Самая сильная секция была при Камвольно-Суконном комбинате. Туристы – текстильщики не только прошли на байдарках все забайкальские реки, включая даже опасные северные Чару и Олекму, но и покорили высочайшую горы в СССР – пик Коммунизма, который немногим ниже знаменитого Эвереста.

Для подростков и молодежи каждый год устраивался туристический фестиваль на поляне в районе  реки Кручины, у лагеря «Парус». И сегодня эта поляна каждый год собирает фанатов бардовской песни. До недавнего времени на ул. Угданской работала станция юных туристов. Потом  любителей романтики оттуда вышвырнули, а здание отошло каким-то важным людям.

По-семейному 

К началу 80-х годов прошлого века базами отдыха на Арахлее и Иван-озере обзавелись все, более-менее значимые предприятия и учреждения Читы – от Машиностроительного завода до кукольного театра. Туда имели шанс поехать, купив льготную профсоюзную путевку, рядовые рабочие и  служащие. Недоступно это благо было лишь для злостных прогульщиков и пьяниц.

В плане комфорта такие базы отдыха были просто никакими. Лишь на некоторых работали столовые, но качество еды было там такое, что отпускники предпочитали готовить сами. Потому матери семейств были не слишком довольны таким отдыхом – им, как и дома, предстояло стоять у плиты в раскаленной кухне. Такие же условия были на Арейских турбазах и на базе «Солнышко» — самой близкой в Чите. Кстати, это была единственная база, готовая принимать туристов и зимой. Располагалась она на станции Дачная за Атамановкой. Сейчас на ее месте – развалины, и молодая поросль сосенок.

Если хочешь быть здоров 

Заслуженным работникам, нуждающимся в лечении, профкомы выдавали путевки в забайкальские санатории. Тогда эти учреждения не влачили жалкое существование, а жили полнокровной жизнью – от минеральных ванн, до танцев перед отбоем. Не менее двух десятков здравниц принимали на 21-дневный курс лечения  пациентов с заболеваниями от нервных до гастроэнтерологических. В некоторые санатории, типа Ямаровки или Дарасуна лечиться ехали со всей страны, включая Прибалтику. Даже на ныне недоступной, из-за уничтоженной дороги, Былыре, работал курорт на горячих термальных водах.

Единственным минусом для отдыхающих была смертная тоска, разбавляемая принятием пищи,  процедурами и танцами. Потому познакомившиеся мужики организовывали самоволки в ближайшую деревню за «допингом», принимая его после ужина за традиционной карточной игрой в 1000 или в преферанс. Но это было чревато выпиской за нарушение режима и попаданием в черный профкомовский список. Та же кара ждала и любителей скоротечных курортных романов. «Телега» с описанием недостойного поведения в быту, и морального разложения, затем с аппетитом обсуждалась на расширенных заседаниях.

Так вот мы и жили, так и отдыхали. Сейчас многие скажут – убого. А давайте посчитаем, кто сегодня имеет возможность вообще хоть как-то отдохнуть? Молчите? Ну, то-то же…

Борис Ветров 

На фото:

— Чалбучи – дом отдыха, куда можно было добраться только теплоходом

— Военный санаторий «Молоковка» под Читой.

50-тые годы прошлого века.

1232
  1. Аватар Курмазов Е.А., ветеран труда

    Курсовка в Дарасун стоила по профсоюзным ценам что то рублей 25. Да — помню, как скидывались и засылали гонца в магазин. Продавали там коньяк «Плиска», болгарский. Свободно стоял. Кстати, магазин тот так и работает. Спасибо за статью. Как в молодости побывал!

  2. Аватар Антонина

    Замечательный обзор. Всегда с удовольствием читаю эту рубрику. Жаль, редко выходит((.

  3. Аватар Евгений

    Чалбучи)) бывал там в детстве с родителями

Добавить комментарий для Антонина Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.

Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Пожалуйста, заполните обязательные поля.
×