КомментатоР

электронная газета дальнего востока

BACK in the USSR: Новый год развитого социализма

27 декабря 2019     18:00

 Не было костюмов, пошитых профессионалами на фабриках и в ателье. Не было умопомрачительных игрушек – аксессуаров. Все карнавальные костюмы родители, чертыхаясь сквозь зубы, шили сами. Учитывая дефицит подручных материалов, создание костюма было сродни решению боевой задачи в условиях военного времени.

Гусарская баллада

Мне повезло – у моей мамы всегда был хороший вкус, и не менее хорошая фантазия. И в первом классе, на первый в жизни школьный новогодний праздник я явился в костюме гусара. А тема гусаров была очень модной – накануне по кинотеатрам прошел фильм «Звезда пленительного счастья» о восстании декабристов. Потому лосины, ментики и кивера стали так же популярны, как буденовки или танкистские шлемы.

Мундир был пошит из куска черной отменной шерстяной ткани. Ею  же обтянули склеенный из картона кивер. Его украсили привезенным годом раньше из Крыма пучком крашенного ковыля, и какой-то маминой брошкой вместо кокарды. Мундир оформили красным трикотажным клином и серебряной лентой, которая вместе с погонами прапорщика (без звездочек) была куплена в военторге «Звезда». Два ряда посеребренных пуговиц и парадный ремень довершили облик бравого гусара. Возник вопрос морально-этического плана с нижней частью гусарской формы. Совершенный облик требовал белых лосин. Но о них тогда никто даже и не слышал. Пришлось одолжить плотные белые колготки у одноклассницы Маринки. Венчали костюм осенние сапожки и пластмассовая шпага.

Переодевшись в классе в костюм, я сперва отражал шпагой редкие нападки по поводу «хахаха, смотрите, девчоночьи колготки». Но большинство пацанов сказало, что для гусара это не западло. За тот костюм я получил главный приз карнавала – огромную коробку с игрой «Кому письмо?». И в процессе зимних каникул устряпал клеем (там надо был клеить конвертики) всю квартиру.

Девочки обычно превращались в снежинок, или снегурочек (обилие марли, ваты и мишуры), мальчики в – зайчиков или клоунов. Маскарадная эпопея продолжалась с первого по третий класс. Хороводы вокруг елки в центре зала на втором этаже. Традиционный вызов Дедушки-Мороза, сквозь облик которого проглядывалась могучая фигура физручки Валентины Максимовны, умевшей говорить почти басом. Традиционное «раз-два-три, елочка гори», хороводы и бег вокруг стульев, стихи и песни и наконец – раздача подарков в целлофановых кулечках.

С четвертого по шестой класс так же был Дед-Мороз — Валентина Максимовна, но вместо хороводов  было некое подобие танцев. А с седьмого по десятый уже кипение чувств и страстей на настоящих дискотеках. Ну, тогда мы думали, что это настоящие дискотеки. Из каморки техника Володи, напоминавшего добрую обезьяну с комсомольским значком, и в кедах (ну да, он и зимой ходил в кедах!), извлекали бывший глобус, оклеенный кусочками зеркала. Вешали его на специальный кронштейн с моторчиком, и направляли на поверхность шара осветительный прибор, сделанный из фильмоскопа. Дополняли световое оформление несколько светофорных фонарей, подключенных к усилителям – это была модная «цветомузыка». И вот она великая тройка тех лет: АББА, Бони М, Чингисхан (по слухам, запрещенный). Все это разбавлялось сладкоголосыми итальянцами, британцами в виде Криса Нормана и советскими поп-звездами типа Кузьмина или Барыкина.

За целомудрием во время медленных танцев, где партнеры обнимали друг друга, следила завуч по внеклассной работе. Она порой выходила на сцену, брала микрофон и зычно произносила: «Хочу напомнить некоторым о культуре танца». Это потому, что некоторые парочки слишком увлекались объятиями. Ну а что – возраст такой. Играй, гормон…

В самых старших классах шел сбор средств, и отряжались гонцы в ближайший гастроном – надо было успеть до 19 часов. Водки нам не оставалось. Да и не пили ее мы  тогда. А вот красные болгарские и венгерские вина шли на ура. Как и убойные отечественные смеси типа «Волжского крепкого». Заносили контрабанду через пожарный выход – на входе дежурил таможенный кордон. Потребляли добытое и принесенное в закрепленном за нами классе английского языка. Благо – он находился прямо за сценой. Но в хлам никто не напивался – это был всего лишь символ доказательства взрослости. Ведь хватало всем по полстакана.

Потом были вечеринки в институтах и на работах. Но таких захватывающих ощущений — от первого маскарада до первого медленного танца с девочкой из параллельного класса уже не было.

 К папе на работу

Советский человек по логике кодекса строителя коммунизма шел на работу, как на праздник. Потому и праздники тоже отмечал на работе. И не только сам. Для детей рабочих и служащих так же устраивались утренники на предприятиях и в учреждениях. Те, что побогаче заказывали Дед-мороза – профессионального артиста. Кто поскромнее – выдвигали наиболее артистичного члена месткома, пообещав за это отгул – другой.

На этих утренниках все так же шло про стандартному сценарию. Везде были елки, хороводы и подарки. О подарках – чуть позже.

Смотри и чавкай

Читинский Драмтеатр не теряла возможности подзаработать в эти дни. В течение всех каникул шли новогодние представления с праздником у елки в фойе, а потом – спектакль на сцене. Тут уже и Дед-Мороз, и Снегурочка, и другие персонажи были профессиональными актерами, и дети веселились от души. Вот только если утренник  и спектакль шел утром 1 января, то сказочные персонажи были немного странными. Когда, через много лет я сам вышел 1 января на сцену в спектакле «Белоснежка и семь гномов», я понял – почему это так.

Следующий после утренника спектакль шел под непрерывный аккомпанемент шуршания и чавканья. Подарки надо было выдавать уже после спектакля.

Местный колорит

Больше всего повезло  детям геологического района. Он лежал в границах улиц Матвеева – Курнатовского – Новобульварная – Ленинградская. Наши отцы возвращались из экспедиций в аккурат к Новому году. Потому наши мамы в одиночку носились из магазина в магазин с неподъемными сумками, гоняясь за выброшенным то там, то тут дефицитом. Но отцы привозили кедровые шишки, мороженную ягоду, соленую и вяленую рыбу, порой мясо дичи, вплоть до медвежатины, и самое главное – елку! Не пожелтевшую чахлую сосну с елочного базара, а настоящую голубую ель. Особым шиком считалось, если ель достает до потолка. И вот тут, сбрив бороды и ополоснувшись, батьки доставали с антресолей крестовины, крепили их на ведра с водой или мокрым песком, и устанавливали чудо – дерево. А дальше начиналось таинство – распаковывался чемодан, где поблескивали, переложенные кусками ваты, игрушки, которых мы не видели целый год.

У меня было несколько раритетных украшений, подаренных бабушкой. Этим игрушкам уже тогда было около ста лет: уточка, золотая рыбка, волшебный фонарь, и даже светившаяся в темноте фосфорная птичка.  И вот под сосредоточенное сопение и пыхтение, елка обрастала шарами и фигурками. А отец сосредоточенно спаивал обрывы на гирлянде. Апофеоз – когда в сумерках вспыхивали огни. В это время я любил забраться в угол под елку и мог сидеть там часами, сочиняя разные истории. Тогда я еще не знал, что это станет моей профессией.

Тогда и думать никто не мог, что бы продавать пиротехнику в магазинах. Потому салюты происходили только в двух районах города: в геологическом, и в домах офицерского состава. Там у людей среди штатного вооружения числились сигнальные ракетницы. Потому мы, еле выслушав речь Брежнева и все тосты, проглотив виноградный сок, уже надевали валенки и пальтишки и лезли на балкон, где отец, как тот комиссар из знаменитого фото про войну, поднимал вверх ракетницу. В небо летели красные, белые, желтые огни. Изредка попадались синие. У кого не было ракетницы – пулял ради звука в небо из охотничьих ружей. Но все равно было весело. Звезды на небе бледнели – казалось, им было стыдно за то, что они не такие яркие.

Праздник живота

Конечно, были подарки. И конечно в кулечках. В простых целлофановых пакетах,  других не было. Стандартный набор: яблоко, апельсин или мандарин. Маленькая пачка печенья или вафель, пара крупных шоколадных конфет типа «Гулливер», шоколадный батончик (настоящий, а не «Сникерс»), несколько конфет премиум-класса «Кара-кум», «Мишка на Севере», «Красный Мак», «Белочка», и затем — россыпь карамелек и ирисок.

В богатых, преимущественно торговых организациях, подарки были увесистей и богаче. Там встречался грильяж в шоколаде, невиданная в Чите пастила, дефицитный зефир, импортные конфеты и шоколадки, и даже – о боже – жевательная резинка.  Впрочем, любые подарки поедались за милую душу перед телевизором. Ведь это взрослым надо было уже 3 января на работу. А мы всю неделю сидели и смотрели детские фильмы. А потом неслись на площадь. На горки. И казалось,  что эти каникулы никогда не закончатся…

Борис Ветров 

На фото: автор в костюме гусара. 1975 год

Фото из семейного архива Б.Ветрова

 

 

 

2415
  1. Аватар Галина

    Спасибо. И, правда, вернулось на минуты… Галя Корюхина (Абраменко теперь)

  2. Аватар Марина Аверина

    Ветров, ты неиссякаем! И неподражаем.

  3. Аватар Катюша

    Аж всплакнула

  4. Аватар Валерий Рамонкулов

    У автора феноменальная память и хороший слог. Как в детстве побывал. Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 + 7 =


Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Пожалуйста, заполните необходимые поля.
×