КомментатоР

электронная газета дальнего востока

BACK in the USSR: Как мы любили источник знаний

3 сентября 2019     13:40

Когда-то СССР называли самой читающей страной в мире. Такие легенды сложили о нас иностранцы, наблюдавшие, как советские граждане сплошь и рядом читают в метро. На самом деле, таким образом, жители спальных районов коротали  утомительные длинные поездки к местам работы и учебы.

Впрочем, конечно, читали лет тридцать – сорок назад куда больше. Да и то: модных смартфонов и планшетов не было в помине. А телевизор показывал только три канала, один из которых был учебным. Вот и погружались волей-неволей в мир книг.

Литература не для всех

Однако, что бы почитать что-нибудь стоящее, приходилось изрядно побегать. Книжные магазины предлагали в основном многотомные сочинения классиков марксизма – ленинизма и многочисленные издания малоизвестных советских писателей, которые годились только для сдачи в макулатуру. Классическую литературу, в основном, покупали по подписке, но что бы стать обладателем полного собрания сочинений Есенина или Достоевского, надо было или выиграть приз в специальной книжной лотерее, или иметь знакомых в Облкниготорге – организации, ведающей книжной торговлей в Читинской области. Изредка устраивалась выездная торговая на предприятиях или в дни работы пленумов и конференций партийных и советских органов. Там можно было купить с лотка произведения советских классиков – Быкова, Астафьева, Белова. Полулегальные Шукшин или Битов издавались небольшими тиражами и были доступны только «блатным», или ярым библиофилам. Иностранная проза – Ремарк, Хемингуэй, Джек Лондон оставалась мечтой. Даже в библиотеке  надо было записываться в очередь.

Читальный зал

Великая тройка тех лет: «Три мушкетера», «Виконт де Бражелон», «Королева Марго» — культовые произведения самого «русского» француза были нарасхват. И даже в Пушкинской библиотеке надо было ждать не менее трех — четырех месяцев, что  бы заполучить вожделенный том на дом. Впрочем, в 80-х годов такие остродефицитные книги переставали выдавать на руки: количество пропаж наносило существенный ущерб. Читателей не пугал даже штраф в десятикратном размере стоимости книги. 

Из-под полы

Ярые поклонники фантастики и детектива собирались в неформальные клубы и обменивались литературой. Пополняли запасы по блату, или на книжной барахолке, которая функционировала по выходным дням на ул. Ярославского у крупного книжного магазина «Современник». В среднем, томик фантастики или детектива шел за 30 рублей – огромные деньги во времена средней зарплаты в 150 рублей. Так же можно было найти желающих поменяться уже прочитанными книгами. Впрочем, к началу 80-хгодов эта интеллектуальная барахолка были прикрыта.

Меняю Маркса на Маркеса 

Добывали дефицитные издания  и путем  сбора макулатуры. В Чите, в районе Соснового Бора работал магазин «Стимул» объединения «Читавторсырье». Сдав туда 20 килограммов ненужных бумажных изделий, можно было получить талончик, который потом в порядке очереди обменивался на остродефицитные книги из серии «Фантастика и приключения» или произведения А. Дюма.

Одно время ушлые книголюбы наловчились скупать по дешевке материалы партийных съездов или мемуары никому не известных деятелей и сдавать их под видом макулатуры. Эту лавочку спешно закрыли – идеологи из обкома КПСС усмотрели в подомных действиях глумление над идеалами, и происки воинствующего мещанства.

Раритеты

На ул. 9 Января, в бывшем особняке купца Андронаки, работал магазин «Букинист». Туда ходили как в музей. За витринами можно было видеть раритетные издания и сверхвостребованные книги. Цены там кусались – это был островок рыночной торговли в стране плановой экономики. А пропойцы часто носили в «Букинист» книги из домашней библиотеки. Принимали почти все —  тут уже господствовал его величество план.

Книги вне закона

Природа никогда не терпела пустоты, а уж во времена тотального дефицита в СССР это правило было основополагающим фактором потребительской политики. Наряду с джинсами, колбасой и зимними сапогами, советский человек нуждался еще и в пище духовной, особенно в той информации, которая не предлагалась ее официальными производителями. Так родилось такое уникальное явление советской жизни, как самиздат.

По сравнению с европейской частью СССР, в Забайкалье мало кто интересовался продукцией диссидентских измышлений, порочащих советский строй. За всю историю в регионе было возбуждено лишь одно уголовное дело в отношении старшекурсников мединститута, которые читали сами и давали прочитать другим произведения гуру антисоветчиков Солженицына. Кроме того, ходила по Чите машинописная перепечатка Булгаковского «Собачьего сердца». Городская интеллигенция читала так же в самиздатовском варианте «Роковые яйца».

На этом потребности в литературном андеграунде были исчерпаны.

В СССР секс есть!

Куда большим спросом пользовались произведения неизвестных авторов из разряда эротической (на гране порно) литературы. В начале 80-х годов в по городу путешествовали тетради, переписанные от руки, с рассказом «Баня», приписываемым Алексею Толстому. Разумеется, к классику советской литературы это произведение не имело отношения, тем не менее,  там  не бесталанно  было описаны блудодейсвтенные похождения крепостника-самодура, который не кисло развлекался с подневольными девушками, поражая неискушенных советских читателей сексуальными изысками.

Так же в ходу была тетрадка с рассказом, который дословно назывался так: «Сношение неизвестного мужчины и неизвестной девушки». С документальной точностью в нем были описаны все нюансы классического полового акта, и разнообразие в технике исполнения для достижения наивысшего удовольствия. В обычной тетради за три копейки советские люди (особенно подростки) черпали сведения, которые никак не могли быть почерпнутыми из официальных книг и брошюрок издательства «Медицина», а так же из журналов «Здоровье» или «Семья и школа». При этом распространение такой литературы, даже если просто дать ее  почитать приятелю, было уголовно наказуемым деянием, и каралось тюремным заключением до пяти лет.

Кия!

С начала 70-х годов в СССР резко набирает популярность японская борьба каратэ. Сведения о ней искались в основном из слухов, сплетен, а позже – из фильмов «Пираты ХХ века» или «Похищение по-американски». Потом занятия этой борьбой были запрещены, секции ушли в подполье, и в городе появились растиражированные путем светокопии (ксероксов тогда и в помине не было) самоучители. На каждой странице в схематических изображения были обозначены правила исполнения «лоу-кик», «маваши» или «ваза-ари». Так же там были нарисованы приспособления для тренировки пальцев, растяжки ног и набивки костяшек на кулаках.

Впервые это самиздатовское пособие появилось среди молодежи, работающей на Машзаводе. Несколько человек из них занимались боксом в спортзале «Спартак» и там, по окончанию очередной тренировок, после ухода тренера, начинались махи руками и ногами.

Когда слух о самоучителе распространился в городе, рыночная цена сборника достигла 25 рублей.

Сам себе издатель

Не запрещенные, но дефицитные издания из серии «Фантастика и приключения», «Детектив», а та же публикуемые в периодических изданиях повести и рассказы популярных писателей стали источником дохода тех, кто имел доступ к множительной технике. На ризографах и светокопировальных автоматах плодилась «Москва кабацкая» Есенина, «Эра милосердия» Вайнеров. Разрозненные листки переплетались кустарным способом и продавались среди «своих» за 25-30 рублей. По такой же цене расходились среди автолюбителей инструкции по ремонту «Москвичей» и «Жигулей, а так же  ответы  на билеты  экзаменов для получения водительского удостоверения.

Полный переплет

Конец самиздата и подпольной торговли книгами пришелся на последние годы существования советской власти. Уже появлялись в Чите привезенные из Москвы и Питера газеты, издаваемые «Народным фронтом» и «Демократическим союзом», а эротоманы удовлетворяли свою страсть ксерокопированным изданием книги  американской секс-звезды Рут Диксон под названием «Теперь, когда ты заполучил меня сюда – что мы будем делать?». Пройдет еще пара лет и книжный рынок согнется под тяжестью изобилия бульварной продукции, а самиздат уйдет в небытие вместе со словом «дефицит»

 

1023
  • К этой статье пока нет комментариев, вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


1 + 8 =


Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Заполните необходимые поля.
×