КомментатоР

электронная газета дальнего востока

BACK in the USSR: И вот стою я на плацу…

31 марта 2021     19:31

Дембель, как и призыв на срочную службу, в жизни каждого советского мужика был такой же знаменательной датой, как окончание школы, получение образования или женитьба. И готовились к нему столь же тщательно, как и к свадьбе.

 Неформальный уклад армейской службы не позволял человеку, отдавшему армии два года, являться на гражданку в абы каком виде. Дембель должен был сиять во всем ореоле славы. Но достичь этого было непросто. Это сейчас солдату, отпахавшему в непосредственной близости от родного дома, достаточно во время увольнения зайти в военный магазин, и через полчаса выйти оттуда при полном дембельском параде. А вот раньше…

Закрываем календарь 

Приказ о демобилизации был главным неформальным казарменным праздником. К нему готовились за три месяца, а точнее, за сто дней. Празднование стодневки не могли искоренить никакие уставы и страх наказания. Впрочем, ничего предосудительного в нем не было. Самые заядлые ревнители советских армейских традиций в этот день постригались наголо. К моменту ухода в запас отрастала аккуратная прическа. С этого дня все, кому предстоял дембель, отдавали утреннюю пайку масла молодым – тем, кто прослужил меньше полугода. Вечером в каптерке, если позволяли условия, устраивался банкет для казарменной элиты. А в дембельских календарях оставались не проколотыми иголочкой всего три месяца.

А день приказа был особо торжественным. Во первых, бойцы роты переводились в очередной ранг по строу службы. Лично у нас зелепаны (до полугода службы) переводились в молодые, получая шесть ударов ремнем по заднице, молодые – в фазаны (год службы и 12 ударов), фазаны – в деды. Дедам полагалось 18 ударов – по числу прослуженных месяцев. Но их переводили, ударяя ниткой по мягкому месту, прикрытому подушкой. Переведя фазанов в деды, старослужащий считались гражданскими лицами. И упаси бог какого-нибудь молодого или фазана обратится к нему по званию. Теперь молодняк величал дембелей по имени – отчеству.

 Недетский альбом

Дембельский альбом – непременный атрибут номер один, своеобразное Curriculum vitae, полный итог 730-ти дней в сапогах. Его начинали готовить за сто дней до приказа, а иногда и раньше. Основой служил обычный фотоальбом. Особенно ценились те, у которых картонные листы были переложены папиросной бумагой. На них обычно писали и рисовали. В период оформления альбомов рейтинг художников вырастал кратно – и даже самый зеленый «дух» мог на час стать халифом, неприкасаемым и влиятельным, если владел карандашом и кистью.

Снаружи альбомы принято было обклеивать бархатной бумагой, и что бы цвет ее совпадал с родом войск. Пограничники доставали зеленую бумагу, десантура и ВВС – голубую. Моряки и чекисты – синюю. Мотострелки – алую. Танкисты, артиллеристы – ракетчики, связисты, и прочие технари – черную. На обложку клеилась нарукавная эмблема рода войск, а первую страницу украшала исполненная витиеватым писарским почерком надпись: «Кто не был, тот будет, кто был – не забудет 730 дней в сапогах».

Фотографии вклеивались строго в хронологическом порядке – от призыва к дембелю. Учитывая отсутствие «Полароидов» и тем паче – «цифровиков», обзавестись снимками было довольно сложно – почти во всех частях командование запрещало вести съемку, а при обнаружении фотоаппараты разбивались оземь и  предавались захоронению в яме размером не меньше чем 2х2х2 метра. Могилу рыл сам фотолюбитель. Но, тем не менее, солдаты – второгодки умудрялись делать памятные снимки. Выручали сослуживцы из  клубов и штабов, имеющие доступ к технике и помещения для обработки пленки. Самым ценным являлся комплект фотографий от призыва до самого момента демобилизации. И еще один важный момент: альбом начинался с вырезанного из газеты текста указа министра обороны о призыве на срочную военную службу. А завершался текстом приказа об увольнении в запас. В ленинских комнатах и гарнизонных библиотеках газеты с этими текстами немедленно изымались дембелями из подшивок периодики.

Форма номер…

Согласно уставу, при демобилизации, солдат отправлялся к месту проживания в парадной форме – фуражка, китель, рубашка, галстук, форменные брюки и ботинки. На деле молодые парни вовсе не желали щеголять в костюме допотопного покроя, и поэтому по ночам в подразделениях кипела дизайнерская работа.

Под погоны подкладывалось жесткое основание, в основном — оргстекло. Буквы СА (Советская Армия) выпиливали из латуни и доводили с помощью пасты ГОИ до зеркального блеска. Задолго до дембеля раздобывались (чаще всего способом обмена) всевозможные значки: «Воин-спортсмен» (в просторечии – «бегунок»), значок классного специалиста, значки ГТО. Пределом мечтаний были знаки «Отличник боевой и политической подготовки» и «Гвардия». Еще одним неотъемлемым атрибутом были аксельбанты. Настоящие аксельбанты достать можно было, только если имелся контакт с бойцами из роты почетного караула – тогда можно было сменять пару бутылок водки или вина на заветное украшение. В десантных войсках и ВВС аксельбанты изготовляли из парашютных строп. Прочие заказывали из дома в посылках капроновые шнуры, и занимались после отбоя солдатским макраме. Ну, а к аксельбантам полагался ремень белого цвета с надраенной до солнечного сияния бляхой, которую надо было подогнуть особым образом. Ремни достать было проще – они продавались в магазинах «Военторга».

Модели сезона

Те, кто уходили в запас осенью – зимой пренебрегали казенной парадкой, и доводили до совершенства повседневную форму из полушерстяной ткани, которая смотрелась куда респектабельнее, с точки зрения военной моды тех лет.  Обычно новый комплект раздобывался у знакомого каптера, или обменивался на свой, ношенный, у духа. Гимнастерка так же тюнинговалась накладными погонами, обшитым белой тканью шевроном, а подшивка воротника  сияла белизной, выступая чуть ли не на полсантиметра, и в толщину была примерно такой же. Для этих целей, если не хватало подшивочной ткани в бытовке, производилась конфискация простыней у тех же несчастных духов. Петлицы с эмблемами рода войск так же брались с парадного кителя – они имели латунную основу и золотистую кайму.

Шапки доводились до геометрически правильной круглой или квадратной (в зависимости от текущей армейской моды) формы, но высшим шиком было раздобыть офицерскую шапку из качественной цигейки, с офицерской же кокардой. А шинель начесывалась щетками до крайней пушистости. Те, кто служил в ВВС, пытались достать крайне дефицитную вещь – летную меховую куртку. Если это удавалось, она еще лет двадцать служила бывшему дембелю.

Галифе ушивалось чуть не до состояния лосин. А сапоги обрезались по середину голени, оснащались стачанными каблуками, и начищались до состояния антрацита. Особые эстеты даже разглаживали голенища утюгами, и украшали их шнуровкой.

Разумеется, такие видоизменения уставной формы, не могли не привлекать внимание патрулей на вокзалах и аэропортах. Если попадался особо упертый старший наряда, и такой же дежурный гарнизонной комендатуры, бойца могли задержать, и заставить привести форму в уставной вид.  Поэтому часто дембеля поступали так: заказывали из дома гражданскую одежду (не запрещалось, хотя и не поощрялось), а препарированную «парадку» прятали в чемодане и надевали только в поезде. Зато домой являлись во всей дембельской красе!

Борис ВЕТРОВ

  • К этой статье пока нет комментариев, вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Публикация в раздел "Право голоса"
Для публикации Вашей истории в разделе "Право голоса", пожалуйста, заполните поля формы. Ознакомиться с правилами публикации вы можете на странице Правила публикации
Пожалуйста, заполните обязательные поля.
×