ЗНАЮ ПО СЕБЕ: Убойный вес

Я продаю мясо. То самое мясо, которое вы кладете в борщ, запускаете в мясорубку или обжариваете с лучком до появления румяной корочки, и вот уже стоит блюдо во главе праздничного стола, и кусочки манят этой самой корочкой, и жажда требует залить вином «горячий жир котлет», и макается сочная свининка в горчичный соус, и уже трудно дышать, но как хорошо…

По закону жанра теперь стоит, наверное, пафосно воскликнуть: а вы знаете, как оно, мяско-то добывается? Но не воскликну я так, а всего лишь приглашу проехаться со мной по некоторым населенным пунктам и принять участие в заготовке продукции животноводства (ну вот, уже привыкаю к официальному стилю).

Выезжаю я из Читы обычно ночью – ехать далеко. У каждого предпринимателя, занятого в этом бизнесе, есть свои постоянные поставщики. Более удачные и сметливые давно окучили ближайшие хозяйства, а нам остается искать счастья за сотни километров. И стоимость каждого сожженного литра солярки мне приходится волей – неволей вырывать с мясом у тех, кто мне это самое мясо и поставляет. Или – вытаскивать из ваших кошельков. Возможно – цинизм. Но мои дети хотят кушать, так же как и ваши…

В селе меня уже ждут. Тут нет ни сотовой, ни какой-либо иной связи, и даже спутниковых тарелок на всю деревню пара штук. Поэтому о времени визита договариваемся заранее, в прошлый приезд. И если к этому времени я не распродам запасы – это моя проблема. Хозяин уже забьет корову, а хранить ему ее негде – лето на дворе.

Алексеич в ограде колет мелкие чурбачки – топится баня. Он ждал меня. По традиции я вручаю ему «городской гостинец» — пакет с хорошей водкой и пивом. Потом закуриваем, и он неторопливо пересказывает мне новости деревенской жизни.

-Приезжали тут вчера, — кивает он куда-то в сторону запада, — ушлые такие. Давай, говорят, живьем у тебя заберем корову? Три штуки сразу на руки. Все равно же не продашь. Хочешь, спиртом заплатим? Ну, я послал их, конечно. А вот с соседней улицы отдали за десять литров. Разбавят, будут продавать. Так и живут. Мясо не продать, зато спирт – только так. Однако, пойдем, банька готова.

Баня маленькая, но сложена по всем правилам. С первым облаком пара душа отмякает и обретает хоть кратковременное, но успокоение.

Впрочем – в сторону литературщину, описание деревенской бани и последующего застолья с экологически чистыми харчами. У Алексича я покупаю тушу коровы – уже разделанную. В убойном весе она тянет на 146 кг.

— Недобрала она, – сетует хозяин, — но кого там, сена то не было почти. И держать ее больше расчета нет – мясо жесткое будет.

В руки крестьянина переходят четыре бумажки по пять тысяч рублей, одна тысячная и восемь сотенных. Для него это уже привычные деньги. Алексеич держит на откорме небольшое стадо в два десятка голов, корма заготавливает сам, и вполне доволен своей жизнью. Хотя хотел бы поменять свой         старый         «Беларусь» на что-нибудь более экономично и современное. Но про субсидии от Минсельхоза говорить он даже не хочет.

— Там на прикорме три – четыре крупных агрария. Нагель, еще там люди важные, как голуби бумажные. Ну, вот дают Нагелю сотни миллионов, да, он растит этот рапс, потом все в Китай уходит, субсидии он гасит, сам в прибыли, а дальше? Это же не развитие. Это на хапок работа. Загадит он рапсом землю, там потом сто лет ничего расти не будет. А хочешь кредит взять под гарантию – сразу треть суммы готовь на откат. Надо миллион – бери полтора, и пятьсот тысяч отдавай сразу. А как гасить кредит – твои проблемы. ТВ 90-тые годы нас бандиты прессовали, ездила тут такая алханаевская бригада. Так они и то были человечнее. Всегда можно было поговорить, объяснить. Даже денег занять- под проценты, конечно.

Потом я еду дальше и наконец, амортизаторы грузовичка проседают под тяжестью полутонны мяса. Я привезу его в Читу, и пущу в розницу.

Не думаю, что читателю будет интересны все экономические выкладки, но раз уж начал речь об этом…

На рознице я зарабатываю в среднем 200 рублей на килограмме. Соответственно, ожидаемая прибыль составит в этот раз чуть более 80 000 рублей. Умножим на четыре недели и получим 320 000 рублей. Конечно это не бюджетный оклад в 20 000 и не заплата того же продавца в 10 000 рублей. Кажется, жить можно, но…

Вычтем оборотные средства, ГСМ, зарплату продавцам (разумеется – очень «серую», налоги и аренду торговых мест (слава Богу, по знакомству они обходятся мне не слишком дорого) в магазинах. Останется  не больше 150 тысяч. А теперь начинаются расходы, которые я не могу внести ни в одну строку официальной отчетности.

Для того, что бы мои точки работали, я должен быть белым и пушистым по отношению к строгим дядькам и тетенькам из СЕМИ надзорных инстанций. Я могу назвать их, и даже поименно перечислить всех инспектирующих уполномоченных граждан, но не сделаю этого. Потому как не хочу навлечь гром и молнию на владельцев этого ресурса. Разумеется, уже давно прошли времена, когда я, нервничая и потея, совал в конверте картинки с видами российских городов на бумаге с водяными знаками в руки «покровителей». Сейчас процесс этот усовершенствован, я просто раз в месяц перечисляю деньги на известные мне банковские счета. И могу уверить вас, что номинальные владельцы этих счетов никакого отношения к надзорным инстанциям не относятся. Нема нынче дурных.

Кроме «обязательных отчислений» я иногда плачу натурой. Нет, не той, что вы подумали)). Иногда, например, обычно в конце недели заходит ко мне посланец от человека в форме, от которого зависит охрана правопорядка в нашем районе. Не тратя лишних слов, он выбирает несколько килограмм свиной вырезки – на шашлыки. Не прощаясь и не говоря спасибо, уходит.

Разумеется, де-юре – я могу написать несколько заявлений, пригласить прессу и рассказать, как меня имеют во все щели российского законодательства те, кто это законодательство должен блюсти с особым тщанием. Мне не проломят голову в подъезде подосланные отморозки в масках и не собьют автомобилем без номерных знаков. Мне ничего не будет, а виновные, возможно и понесут какое-нибудь наказание. Но после этого скорость законного сопровождения моего бизнеса (выдача разрешений, анализы и оформление прочих необходимых документов) упадет до срока годности продаваемой мной продукции. Причем все будет опять же по закону. Но я не самоубийца, я простой мелкий предприниматель, поэтому я безропотно плачу и отдаю. Из упомянутых 150 000 рублей мне лично на жизнь, на жену, на детей, останется половина, чем я несказанно доволен. Хорошо, что я заготавливаю в месяц не пять туш…

Это – только, как любят говорить журналисты, лишь верхушка айсберга. Я бы мог рассказать, в каких условиях готовятся любимые нами пельмени, позы, манты и чебуреки, бефстрогановы и гуляши. Какова санитарная ситуация в этих цехах и сколько стоит отмести все наезды со стороны все тех же контролеров. И какие кулинарные приемы помогают маскировать протухшее мяско в этих изделиях. И моют ли руки после туалета лепщицы пельменей. И какое сырье идет на шашлыки в многочисленных летних шалманчиках. И как нас «обувают» продавцы в розничной торговле — они тоже хотят жить не хуже других. Но не скажу, потому что такие заявления требуют фактов, а раздобыть их у нас, не будучи человеком из системы, невозможно. Зато возможно, будучи человеком из системы такие факты скрыть, и не без пользы для своего материального благополучия. На том стояли и стоять будем. Привыкли уже.

2301 5 0 Вы уже голосовали

вернуться на главную

Комментарии (3)

  1. в каких торговых точках города продаёт предприниматель мясо можно узнать?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


7 + 7 =


Русский хлеб
Дед Мороз 8-914-522-84-84
portrait
portrait
portrait
chita.cok24.ru
СМС-75
http://kiberservis.ru/