НАРОДНОЕ ДОБРО: Кто покупает золото у черных старателей?

Ужасающие картины не приукрашенной реальности раскрыл в своем расследовании «Не будет золота – начнутся убийства» корреспондент портала «Медуза»  https://meduza.io/feature/2018/04/20/ne-budet-zolota-nachnutsya-ubiystva. Пожалуй, впервые истинное положение дел с нелегальной добычей золота в крае раскрыто с максимальными подробностями. Но главный вопрос так и не был задан…

О том, что в Забайкальском крае, Бурятии, Приамурье давно и массово моют золото т.н. «черные старатели» известно давно. При  этом, на фоне массового закрытия мелких старательских артелей из-за бешеного роста стоимости дизтоплива (на нем работают насосы промывочных приборов и бульдозеры), масштабы нелегальной добычи драгметалла ежегодно растут. Правоохранительные органы, работая, в основном,  по наводкам штатных осведомителей, порой пресекают вывоз из страны некоторые партии намытого старателями песка, но основные каналы действуют, и вовлекают в теневой оборот сотни миллионов рублей.

При этом  пока никто не дал вразумительного ответа – кто скупает нелегально добытое или похищенное с приисков золото? Кто, конкретно, осуществляет товарно-денежные операции, и какова судьба этого драгметалла? Ведь сотни, если не тысячи человек сегодня в Сибири и на  Дальнем Востоке ежедневно спускаются в заброшенные шахты, и с наступление тепла уходят на таежные ручьи.

Кавказский след простыл

Официальные данные говорят, что черный рынок  золота сегодня составляет примерно 10% от всего  ежегодно добываемого в России драгоценного металла. Однако,  источники в правоохранительных структурах и опытные горняки заявляют, что черные старатели добывают не менее половины официального объема. Их данные кажутся куда более правдивыми, учитывая  все случаи задержания перевозчиков с нелегальным товаром. А в Амурской области, где нелегальные россыпи ближе к Китаю, чем забайкальские, находки припрятанных для переброски партий порой в несколько килограмм – уже не редкость.Итак, если золото добывают, значит это кому-нибудь нужно?

Несколько десятилетий скупкой нелегального золота (а его добывали или выносили с артелей и приисков и в советские времена) занималось т.н. «Ингушзолото». На самом деле такого предприятия не было. А были организованные группировки, состоявшие, в основном, из уроженцев Кавказа и Закавказья. Начали этот бизнес еще в 50-тые годы прошлого века действительно ингуши, у которых обработка золота и изготовление ювелирных изделий являются традиционными народными промыслами. И сегодня в Ингушетии есть села, где в каждом дворе действует ювелирная мини — фабрика. Но работают кавказцы уже не на золотых песках Сибири, а на скупленном золотом ломе. Может, еще и занимаются скупкой песка и самородков  одиночки с Северного Кавказа и Азербайджана. Но распространенным явлением это уже не назвать.

Побочное ремесло тахинских 

Несколько лет подряд  нелегальную добычу золота контролировали уголовники их криминального сообщества Георгия Углавы (Тахи). Но, по словам одного из его приближенных, в систему это не вошло. Тахинских больше интересовал нефрит,  дающий куда большие и быстрые обороты. Золотом же они  занимались поскольку – постольку, когда натыкались в тайге на нелегальные артели. Обещали покровительство, страховку и забирали часть намытого металла. Но больше предпочитали наличные после реализации добычи.

С середины 2000-х годов активный интерес к нелегальному золоту стали проявлять граждане Китая. При этом сами они практически не попадали в криминальные сводки с изъятием золота. Китайцы прежде всего заботились о конспирации и прикрытии. А с десятых годов нашего века, после ухода китайцев со строек и рынков, число сделок в нелегальном обороте  желтого метало кратно возросло.

Как рассказали корреспонденту «К» источники в органах госбезопасности, все это совершается не без ведома китайских властей и спецслужб. Не исключено, что скупщики золота из КНР могут являться легендированными агентами экономической разведки, своего рода «экономическим спецназом», выискивающим пути закупа валютного металла по бросовым ценам в неограниченных количествах. Китай готовится к очередному  экономическому прорыву, и ему требуются золотовалютные ресурсы для обеспечения процесса развития, и страховки от непредвиденных ситуаций. Даже  по официальным каналам КНР сегодня лидирует в мире по закупке золота. Потому «левый» метал по цене примерно в 1500 рублей за грамм (средняя цена на черном рынке) им тоже, ой как нужен.

Как это было 

Кстати о китайцах, и вообще о добыче металла. Кто читал главные книги по истории Забайкалья – «Даурия» и «Забайкальцы», знает, что жители Поднебесной частенько ходили по тайным тропам в нашу тайгу, и там тайком добывали металл. В начале 90-х годов прошлого века на участке Доптуган, где вела добычу старательская артель «Амазар» при вскрышных работах нож бульдозера вывернул из вечной мерзлоты труп китайца, замерзшего в шурфе лет 100 назад, судя по костюму и прическе. А останки китайских бутар – устройств для промывания шлиха – и сегодня встречаются по всей тайге. Так же не такая уж редкость попадающиеся на колодах  промывочных приборов старинные китайские монеты. На пути домой китайцев грабили, как забайкальские варнаки, так и соотечественники – хунхузы. Потому наши южные соседи предпочитали больше скупать золото в своих лавках. Намытым песком рассчитывались старатели за товары, и за загулы в харчевнях.

А в советское время любой гражданин мог прийти в контору прииска или артели, заключить договор, получить землеотвод, и начать  добычу в формате индивидуальной трудовой деятельности. Все добытое золото он был обязан сдать в кассу артели – и сдавал. Стимулом являлось то,  что платили ему не обычными советскими рублями, а т.н. «бонами» — своеобразными денежными знаками,  которые принимались к обороту в спецмагазинах, функционировавших при приисках и трестах. Это были прообразы советских инвалютных «Березок», и за боны можно было купить любой дефицитный товар – от импортной одежды и обуви, до бытовой техники и даже автомобилей. У старых старателей, заставшие еще досоветские времена был особый шик: бархатные портянки, хромовые сапоги и золотые часы на цепочке. Между тем, налево золото не уходило, а помогало прииску выполнять производственный план. А во время войны вольные приискатели передали в Фонд обороны не один миллион рублей.

Прекратила свое существование эта система в 1954 году, спустя год после смерти  Сталина, но еще до 1957 года в Балее, Казаковском Промысле, Нер-Заводе, Тунгокочене работали отдельные приемки золота. Правда, расплачивались там уже не бонами, а обычными рублями. А после окончательного захвата Хрущевым власти, вольный принос был запрещен, а частная добыча стала  вялятся уголовно наказуемым преступлением. И  чуть позже стала формироваться вышеупомянутая  система «Ингушзолото».

Черная биржа на красных камнях

Обычный магазин – подвал в  одном из микрорайонов Краснокаменска. Днем тут торгуют продуктами и напитками. А по вечерам начинается совсем другая жизнь. Тут встречаются продавцы и покупатели, и договариваются о сбыте различных партий золота. Кроме этого подвальчика встречи происходят и в других местах. Но именно сюда, по рекомендации игроков рынка, приходят те, кто не знает, кому продать тайком добытый металл. На сегодняшний день это своеобразная подпольная биржа золота  — самая крупная в регионе. И одна из самых крупных в России.   Разумеется, у обеих сторон  при себе нет ни золота, ни крупных сумм денег.   Сами сделки происходят вне городских кварталов, на проселочных дорогах, или в других укромных местечках. В последнее время китайцы ставят условие – переброска через границу производится силами продавца, то есть — франко Китай.  Потому перекупщики идут на разные ухищрения. Если партия приличная, то с помощью бензореза золото  переплавляют   в форму каких — либо металлических изделий, красят в черный цвет, иногда маскируют местами под ржавчину, и перевозят под видом металлолома. Песок в специальных мягких упаковках прячут в покрышки автомобилей, в полости металлических изделий. Таким образом металл уходит в сопредельное государство и после подтверждения доставки сопровождающим груз человеком, в России на счет контрагента переводится  обговоренная сумма.

Игра по-взрослому

Есть еще одна очень черная схема и говорить о ней можно только лишь в сослагательном наклонении, потому как ни один из источников информации не рискнет подтвердить ее официально. Суть в том, что контрабандой золота, по некоторым данным, занимается одно из крупнейших предприятий, ведущих добычу на территории Забайкальского края. У этого предприятия отлажена сложная, но практически идеальная схема переброски металла сперва в Грузию, а затем уже оттуда в КНР. Такой длинный путь обусловлен большими партиями – нередко в сотню килограмм. Компания эта имеет учредителей из далекого зарубежья, пользуется высокопоставленной  «крышей», и имеет мощное влияние в Забайкальском крае, позволяющее даже назначать на ключевые должности своих людей. 

Как у нормальных людей?

А в Австралии или Новой Зеландии, любой человек независимо от гражданства может прийти в администрацию местного самоуправления и купить лицензию на определенный срок. И мыть золото в удобном ему режиме. Распоряжаться намытым он может по своему усмотрению. А для вывоза металла за рубеж, надо оформить разрешение,  уплатив налог, сумма которого определятся в зависимости от задекларированного объема добычи. Работа, конечно же, непростая – добыча песка ведется вручную или средствами малой механизации, никто не позволит пригонять тяжелую технику или вести буровзрывные работы. Но, как рассказывает интернет–версия газеты «МК» от 18 июня прошлого года, при работе 4-5 часов, старатель зарабатывает на наши деньги 15 000 рублей в день.  При этом лицензия стоит 29 долларов на год. А в Новой Зеландии крупное месторождение с техникой и всем необходимым можно без всяких препонов приобрести за 50 000$.

Требуется сантехник

Так почему же при явном увеличении объемов нелегальной добычи, и при очевидных преимуществах разрешения вольного приносительства, правительство из года в год откладывает проект закона под сукно и вынимает только в преддверии думсуких или президентских выборов? Есть несколько ответов.

Во-первых, власти заявляют, что при появлении вольных старателей кратно вырастет число преступлений в этой сфере – за золотодобытчиков будут охотиться бандиты и всякий люмпенизированный элемент из помирающих от голода деревень. Вариант того, что полиции придется отрабатывать свои жирные зарплаты, получаемые, за многочасовое сидение у компьютеров, игру в танки и расправу с инакомыслящими,   априори не рассматривается.

Во-вторых, придется в конце-концов менять систему, когда монополию на операции с драгметаллами имеет только государство. Потому, что у государства может не хватить денег для расчета с золотодобытчиками. А если поручить скупку крупным приискам, тут же возникнет многократно апробированная схема откатов: «Мы у тебя купим три кило, но заплатим за два. Или иди, продавай дальше». А свободный оборот драгметалла – это формирование прослойки умеющих работать головой и руками финансово независимых людей. Этого российские власти боятся куда больше, чем Трампов и санкций.

В – третьих, и это самая главная причина – мощное лобби со стороны структур, контролирующих и крышующих весь процесс нелегального оборота – от добычи, до перепродаж. Ибо тут задействованы миллиарды  нигде не учтенных рублей. Не случайно, когда еще  в начале 2000-х годов закон о добыче золота непромышленным способом взялись продвигать губернаторы: красноярский – Александр Лебедь и магаданский – Валентин Цветков, оба погибли при весьма странных обстоятельствах.

Так что сегодня забайкальское золото по прежнему будет уходить в сопредельное государство, обеспечивая его экономическую мощь, а на этом процессе будут делать состояния люди из привилегированного сословия, которых очень любит глава государства.  И что бы изменить  положение дел, придется менять всю систему, как говаривал сантехник в анекдоте. Вот только где бы найти нам такого сантехника?

 

1592 15 0 Вы уже голосовали

вернуться на главную

Комментарии (2)

  1. Автор замечательно владеет темой. Возможно, это исключение, но в Магаданской области никто не нападал на вольноприносителей. Правда, на «хищноту» (ударение на о) постоянно ведет охоту валютный отдел МВД.

  2. Во всех практически поселках могочинского района моют золото. Вечерами собирают пески в мешки, днём по домам отмывают. Кстати участковые часто в доле.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


4 + 6 =


Русский хлеб
Дед Мороз 8-914-522-84-84
portrait
portrait
portrait
chita.cok24.ru
СМС-75
http://kiberservis.ru/