BACK in the USSR: Перекрестный ход. Субботник против Пасхи

 Есть такой старинный анекдот: сколько видов Пасхи существует? Ответ – три. Первая – в память исхода евреев из Египта, вторая – в память чудесного Воскресения Христа и третья – в память о том, как Ленин бревно таскал. Два крайних праздника в СССР имели большой резонанс, хоть и отмечались по-разному.

Хлеба не надо, работы давай!

«Мы придем к победе коммунистического труда!» – такие вот ленинские слова были начертаны на грамотах и вымпелах, которые вручались победителям трудовых соревнований. Все знали, что коммунистический труд – это когда не за деньги, а за так. Правда, как объясняли нам, и в магазинах все бесплатно, даже джинсы и жвачка. С тех пор мы терпеливо ждали, когда же наступит это самое светлое будущее.

Для постепенного вхождения в развитое коммунистическое общество партия и правительство придумали такой вид общественно полезного труда, как субботник. И нынешним властям Читы надо быть благодарным прошлому за это – субботники живы в Чите и по сей день.

Правда, в те времена все это было, разумеется, по-другому. Полдня граждане трудились на своих рабочих местах, зная, что сегодняшний их заработок пойдет в какой-либо фонд. Формально субботники были делом добровольным, но попробуй откажись…

А вот вторую половину трудящиеся посвящали наведению порядка на предприятии и вокруг него. Педагоги, врачи, ученые, рабочие, чиновники мыли, скребли, чистили, копали, таскали и ремонтировали.

Будет людям счастье…

Тем не менее, атмосфера всеобщего коллективного труда заражала и втягивала. В Кремле сидели отнюдь не глупые идеологи – в конце концов, быть отщепенцем на этом празднике свободного труда никто не хотел. А бодрая музыка, льющаяся в тот день из всех городских репродукторов, усиливала ощущение праздника.

Как бы то ни было, но каждый субботник давал полтора-два миллиона рублей чистого дохода. Причем не всегда эти деньги уходили на эфемерную борьбу за мир или на помощь Вьетнаму. Например, известный всем читинцам Дворец пионеров был построен как раз на средства, заработанные на всеобщих Ленинских коммунистических субботниках. И таких объектов в крае не один и не два.

Использовались субботники для временной ликвидации дефицита рабочих рук на проблемных предприятиях. Главным из них была овощебаза. Мало находилось желающих за 80-90 рублей в месяц пачкаться в грязи, отделяя гнилую картошку от еще не успевшей сгнить и сортируя капусту, источающую сероводород. Поэтому овощебаза, как древний языческий монстр, требовала все больше и больше жертв в виде бесплатной рабочей силы. А вот ни на мясокомбинат, ни на ликероводочный завод помощь извне почему-то не требовалась.

Пенсионеры и домохозяйки тоже могли принять участие в празднике труда. Работники ЖЭК­ов обеспечивали их инвентарем – и с утра до вечера во дворах сажали деревья, обновляли детские площадки, ремонтировали штакетник и лавочки.

Кто работает – тот ест

Работа на свежем воздухе разогревала не только патриотические чувства, но и аппетит. Обеденного перерыва в этот день не полагалось, зато после работы из сумок, портфелей и авосек вынимались домашние припасы: винегрет, холодец, котлетки. Мужчины доставали загодя припасенные водочку и винцо, и субботник плавно завершался посиделками. И разговоры у людей были простые и понятные: где достать навоз, как заделать дыру в ванной, почем кофточки с люрексом у цыган и выиграет ли киевское «Динамо» Кубок чемпионов.

По ту сторону фронта 

Субботники традиционно были приурочены к дню рождения Ленина – 22 апреля. Между тем, к ужасу и сетованию бойцов идеологического фронта, примерно на то же время приходился великий православный праздник – Воскресения Христова. И хотя официальной идеологией и наукой существование Бога было опровергнуто, тысячелетняя история христианства на Руси давала себя знать. По крайней мере, мало было семей, где накануне не пекли куличи и не красили яйца.

Кстати, о яйцах. Раньше, в отсутствие сегодняшнего изобилия этот пасхальный символ красили подручными средствами. Традиционный красный цвет давали красные чернила, розовый – марганцовка, зеленый и синий – зеленка и синька, соответственно. А луковая шелуха окрашивала яйцо в густой золотистый цвет.

Выносить яйца из дома детям запрещалось – если этот христианский символ увидели бы в школе, не поздоровилось бы ни ученику, ни родителям. Обстановка на фронте борьбы за души советских людей была всегда напряженной.

Дорога к храму 

В Чите была одна действующая  церковь – на улице 9-го Января. В обычные дни она вмещала всех прихожан, но в ночь на Воскресение Христово случался аншлаг. Впрочем, в основном, шли любопытствующие: не так часто в нашем городе происходили массовые действа, а ноябрьская и майская демонстрации порядком поднадоели.

Однако власти не дремали – вокруг храма были выставлены заградотряды в виде милиционеров и дружинников. За кольцо оцепления пропускали только старичков и старушек с мотивировкой – они родились при царизме, тогда все верили, их уже не переучите. Реже, со скептическими лицами допускали до церкви людей среднего возраста с подтекстом – есть же у нас еще отсталые люди, в то время, когда космические корабли бороздят просторы Вселенной, а космонавты никакого Бога не видели.

Но горе было молодым людям, пойманным при попытке посетить Всенощную. Репрессивный механизм работал четко, по отработанной схеме: задержание, отдел милиции, протокол, а далее – общественный суд по месту учебы или работы. В лучшем случае – выговор, лишение премии или стипендии, в худшем – исключение из комсомола, а значит, и крест на дальнейшей карьере.

В 1979 году произошел совершенный дикий случай в Читинском железнодорожном техникуме. Одна из учащихся – тихая скромная девушка из семьи верующих была поймана дружинниками после выхода из  церкви. Ее доставили в милицию, за затем дело передали в комитет комсомола. Там  выяснилось, что в ленинском союзе молодежи она не состоит (как-то проморгали при поступлении), а напротив, верует в Бога – вседержителя.  Комитет стал готовить образцово-показательную идеологическую казнь. Обвиняемая должна была публично отречься от веры в Бога и попросить принять в ряды ВЛКСМ. За день до собрания девушка ушла  в район кладбища на Чите-I, и выпила там больше сотни разных таблеток. Нашли ее только через неделю. В кармане была записка: «Я никого не виню. Господи спаси вас всех!».

А в школе № 45 годом позже почти до самоубийства довели ученика 7-го класса, который принес в школы крашеное яйцо. Увидев этот христианский символ, классная руководительница потащила его к завучу, а затем публично высмеяла перед всем классов. Подростки с воодушевлением принялась  травить одноклассников, хотя он и верующим–то не был, а просто принес яйцо, которое дала ему бабушка. Дело закончилось переводом в другую школу. Напомним, что формально Конституция СССР декларировала свободу совести.

Заграница нам поможет 

Но не только репрессивными методами боролась власть с «пережитком прошлого». В пасхальную ночь Центральное телевидение на радость миллионам молодых меломанов чуть не до утра передавало музыкальные программы. Такое случалось дважды в год – в ночь на 1 января, и на Пасху. Самыми популярными были программы «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады» или «Фестиваль музыки в Сан-Ремо». Именно там впервые советские слушатели видели Демиса Руссоса, Арабески, Бони М, и даже  U-2.   Тут уже было не до Пасхи: готовились магнитофоны, покупались или доставались по блату кассеты, в выходные гнезда ТВ-приемников вставлялись шнуры, и начиналось уже совсем другое бдение. Так впервые развлекательные программы встали на защиту официальной идеологии.

Ленин и бревно 

Сегодня историческая фотография Ильича с бревном на плече во время субботника на Красной площади вызывает ностальгическую улыбку. А Пасха стала официальным, почти государственным праздником, и богослужения транслируются по главным федеральным каналам. Вот только злобы, зависти и жадности стало не в пример больше, чем тогда, когда Пасху отмечали украдкой. Не пора ли уже устроить субботник в душах наших…

 

1210 8 0 Вы уже голосовали

вернуться на главную

Комментарии (2)

  1. Люба Казначеева. 18 лет. Похоронена в Чите 7 мая 1979 года. А Пасха в тот год пришлась на день рождения Ленина. 22 апреля. Как сейчас все это помню, весь этот ужас. Ее хоронили — она была все синяя. Специально говорили, что она из-за несчастной любви отравилась.

  2. Эту погибшую девушку из ЖД-технаря звали Люба. Не то Казакова, не то Казаченко. Мне об этом случае ее брат расказал. Мы вместе ходили в клуб «Икар». Кстати он сам не верующий был.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


8 + 9 =


Русский хлеб
Дед Мороз 8-914-522-84-84
portrait
portrait
portrait
chita.cok24.ru
СМС-75
http://kiberservis.ru/