Как лишиться квартиры, или в поисках правды

Квартиру на улице Шилова я получила в октябре 1989, а в феврале 1993 ее приватизировала на себя и своего сына, в равных долях. Мой сын умер 31 декабря1997г., после его смерти я в права наследования не вступала, а значит, и распоряжаться его долей не имела права. Но это по закону, зато на деле…
В конце 90-х я работала в общественной организации «Ассоциация одиноких граждан» заместителем председателя Устюгова Ю. Е. В 1998 мне дали путевку в санаторий, от которой я хотела отказаться, боясь оставить свою квартиру без присмотра. Но Устюгов предложил мне обратиться за помощью к Карелину, который был не только его знакомым, но и состоял в нашей организации. Подумав я согласилась. Карелин должен был ночевать в моей квартире, приглядывая за ней и я, со спокойной душой, поехала в санаторий на месяц.
Так получилось, что в санатории я провела всего два дня и вернулась домой намного раньше задуманного. Дома я обратила внимание на то, что дверца бара в стенке, где хранились все документы, открыта. Хотя я точно помню, что закрывала ее на ключ, который спрятала за книгами. Мельком проверив, что все документы на месте я успокоилась и ничего не сказала Карелину, который был очень удивлен моему раннему приезду.
Спустя какое-то время Карелин, под разными предлогами, зачастил ко мне в гости, потихоньку втираясь в доверие. А затем предложил обменять мою квартиру на дом в деревне, от чего я категорически отказалась.
После чего начались звонки по телефону, где во время разговора некий Савченко так же склонял меня к обмену. Он не давал мне покоя, названивая даже ночью, при этом настойчиво предлагая хотя бы посмотреть дом в Новокручининске. В надежде на то, что от меня отстанут, я решила согласиться посмотреть дом, при этом еще раз сказала, что меняться не собираюсь. Зачем мне переезжать из благоустроенной квартиры в городе в деревню?
Когда Савченко О. А. приехал за мной, то с ним был Карелин, что меня удивило. Я даже не предполагала, что они знакомы. Втроем мы поехали на осмотр дома, который Савченко и Карелин не переставая нахваливали. После того, как мне показали дом, в котором находился еще один мужчина, как оказалось его хозяин, я снова отказалась меняться.
Савченко, видимо, не теряя надежды уговорить меня, стал часто приезжать в гости и привозить молоко и продукты. Сейчас мне кажется, что тогда они обрабатывали меня психотропными веществами, которые были подмешаны в это молоко. Ведь свои дальнейшие поступки я совершала под указанием Савченко неосознанно, беспрекословно и помню их плохо. Меня куда-то возили, в результате чего появилась подписанная мною доверенность от 16 февраля 1999г. на имя Савченко. Мне запомнилось, что в кабинете нотариуса Марковой О.А., я потеряла сознание, а когда пришла в себя, то в руках у меня была ручка. Под диктовку Савченко, я подписала какую-то бумагу, причем даже по подчерку видно, что я была сама не своя.
В марте 1999г. в мою квартиру по улице Шилова приехал Савченко и привез с собой несколько мужиков, которые начали выносить из моей квартиры мои же вещи в большую грузовую машину. Потом меня посадили в машину Савченко и увезли в Новокручиненск, в дом Потаповых, который я якобы купила. Туда же привезли мои вещи. Сам переезд я помню смутно, так как по прежнему находилась под влиянием Савченко и была абсолютно безвольна.
Почти два с половиной месяца я жила в этом доме, при этом ни с кем не общалась, мне было все безразлично. Дети меня потеряли и не могли понять, что произошло. Видимо из-за того, что Савченко перестал не только подкармливать меня, но приезжать вообще, я вновь обрела разум и, прейдя в себя, дала знать родным, где нахожусь.
На самом видном месте лежали документы (договор о купле – продаже дома в Новокручининске, который я якобы приобрела и та самая доверенность), благодаря которым я получила ответ на вопросы: где я и как тут оказалась. Естественно, осознав последствия, я сразу поехала отменять доверенность на имя Савченко. Маркова без вопросов дала мне необходимую справку, но на ней не было ни одной печати, даты написания документа и входящего номера.
На тот момент я была уверенна, что квартира по улице Шилова все еще принадлежит мне, тем не менее, в тот же день(5 мая 99г.) поехала в Региональную палату, где подала письменное заявление, в котором запрещала производить любые действия с моей квартирой, приложив к нему доверенность и отмену на нее.
Заявление приняли, предварительно сверив данные по компьютеру. Кроме того Демина Н.И.(заместитель председателя Региональной палаты) уточнила, по моей просьбе, в Едином Государственном Реестре прав, всю информацию и успокоила меня, сообщив, что квартира по улице Шилова по прежнему принадлежит мне, а главное — никаких действий по обмену и купли – продажи не проводилось.
В этот же день я ездила в свою квартиру, в которой рабочие нанятые Савченко делали ремонт. Попросив их передать Савченко об отмене доверенности, я запретила продолжать ремонт.
На следующий день мною был подан иск в суд на отмену договора купли – продажи дома в Новокручининске и признании его недействительным. Ведь не смотря на то, что Регистрационная палата занимается всеми видами купли – продажи, договор, по которому я якобы совершила покупку дома в Новокручининске, зарегистрирован в БТИ пос. Атамановка. Причем я точно помню, что данный документ я не составляла, в Атамановку не ездила, а главное ничего не подписывала. Подпись, которая стоит под этим договором поддельная. Но самое интересное, что данный договор оформляла та самая Маркова, которая заверяла, а впоследствии отменяла, доверенность.
Все это время я продолжала жить в Новокручининске, куда 7 мая 99г. приехал Савченко и с угрозами стал требовать забрать иск из суда, причем он был удивлён тем, что я нахожусь в здравом уме. Естественно я отказалась, тогда он сказал: «Старуха запомни, что все покупается и продается» и уехал.
После этого в калитку дома в течение нескольких дней стучались неизвестные мне люди, но после угроз Савченко мне было страшно, поэтому я не выходила из дома. В конце концов, я стала ночевать у родителей Потапова, который, как выяснилось, оказался жертвой не только Савченко, но своей жены Татьяны.
Переживая за свою квартиру после угроз Савченко, 1июля 99г. я снова пошла в Регистрационную палату, но к Деминой меня не пустили. Зато дали выписку «О зарегистрированных правах», в которой собственником моей квартиры, по улице Шилова, оказалась некая Столярова М.В., причем на основании договора купли – продажи между мной и Столяровой. Мягко сказать, что данная выписка меня удивила, ведь я квартиру не продавала, договор не заключала и даже знакома с покупательницей не была, да и денег за квартиру в глаза не видела.
Естественно я написала жалобу, в которой указала, что я запретила проводить любые виды сделок с моей квартирой, а сама я никаких договоров не заключала. 15 июля 99г. я получила письменный ответ из Регистрационной палаты, в котором было сказано, что Демина дала мне неверную информацию, за что уже уволена. И что на самом деле моя квартира была продана еще 22 марта 99г. на основании доверенности, а месяц спустя Столярова была зарегистрирована как правообладатель данной квартиры. Получив такой ответ я, не однократно, пыталась встретиться с Бесприщанским А.Ф, но охрана не допускала меня к нему.
11 сентября 99г. состоялся первый суд по моему иску, где я дополнила исковые требования, прося признать не действительными оба договора купли-продажи и доверенность. Последний суд состоялся 13 апреля 2000г., причем в ходе судебного разбирательства меня пытались признать недееспособной, но это не получилось. В результате судом было вынесено постановление, по которому все документы признаны действительными.
Я подавала кассационную жалобу, но она оставила решение суда без изменений. Тогда, в надежде обрести справедливость, я обратилась за помощью к депутату областной думы Никонову Ю. И., который, выслушав меня, пообещал помочь. Он не однократно отправлял заверенные надлежащими печатями запросы, с просьбой выдать правоустанавливающие документы на квартиру по улице Шилова, в Регистрационную палату, но безрезультатно, запросы оставили без внимания.
Причем я не только считаю, но и могу доказать, что документы были поддельные и оформлены задним числом, а в этом деле замешаны люди, которые имели высокие должности и, скорее всего, проворачивали подобное не раз. До сих пор я не отпускаю руки и хожу по различным инстанциям, но правды так и не добилась. Может после обнародования фактов мое дело сдвинется с мертвой точки?

613 9 5 Вы уже голосовали

вернуться на главную

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


1 + 3 =


Русский хлеб
Дед Мороз 8-914-522-84-84
portrait
portrait
portrait
chita.cok24.ru
СМС-75
http://kiberservis.ru/