ЛИШНИЕ ЛЮДИ: Зимогоры современного Забайкалья

Тишина  сейчас в дачных кооперативах под Читой. Снежные сугробики на столбах, подпирающих заборы, усиливают ощущения отрезанности от большой земли. Но это безлюдье – обманчиво. Вечером то тут, то там загорятся огни в окнах и потянутся к небу белесые столбики дыма. Зимние обитатели дачных поселков – особая категория.

Если обратится к словарю Даля, то можно узнать, что зимогорами называли любителей зимовать в дачных домах. Слово это изначально зародилось в Санкт-Петербурге, где появились первые в России дачники. Имеющие квартиры в каменных кварталах, но генетически еще не утратившие связь с природой, состоятельные петербуржцы строили загородные дома  на Крестовском острове, в Полюстрово, на побережье залива. И порой оставались там даже на зиму – если не были обременены необходимостью ходить на службу. Менее состоятельные жители новой столицы Империи снимали на все лето дома или флигели – для поправки измученного северным климатом здоровья. А вот затем слово «зимогоры» приобрело другой подтекст. Теперь так стали именовать тех, кто горевал зимой – от того, что негде было укрыться от холодов. Собственно, это было первое собирательное название лиц без определенного места жительства. Прошло лет триста, но зимогоры никуда не делись.

Арендодатели

Эта категория людей, зимующих на дачах, не попадает под общую рубрику «Лишние люди». Они как раз в этой жизни неплохо устроены. У них крепкие  дома, бани, колодцы или скважины. Во дворе басовито гавкают кавказцы или, на худой конец — здоровенные дворняги. В доме есть оружие, и все необходимое для выживания вне городских благ.

Это не отшельники, не сектанты, не старообрядцы. Это – те, кто преодолевая трудные времена, постоянно живут на дачах. сдавая городские квартиры в аренду. Такие крепкие дачники есть в каждом кооперативе, и поневоле они становятся членами, а то и председателями правления, или неформальными лидерами, присматривающими за поселками в безлюдное время года. В кооперативе «Ингода» за Атамановкой с начала 90-х годов живет семейная пара, которым сейчас уже далеко за 70 лет. Но они крепки, и далеко не беспомощны. Городская трехкомнатная квартира приносит им в месяц 15 тысяч рублей. На эти деньги они  подняли когда-то детей (разумеется, цены были другими, но доход оставался неизменным), а сейчас уже помогают внукам. Держат кроликов и кур, а овощами, ягодами и картошкой обеспечивают себя полностью.

В другом кооперативе, в Каштаке, такие же пожилые супруги за весенне-осенний сезон зарабатывают не менее 300 000 рублей, начиная с марта выращивать в отапливаемой теплице зелень и огурцы, и продавая осенью отборную картошку голландского сорта – порядка 150 кулей. И самим остается. Правда, пашут они с утра до вечера. Но, по их словам, именно это и не дает почувствовать себя слабыми и беспомощными. Покой обеспечивают восточноевропейская овчарка Ванда, и испытанная тульская двустволка.

— Раньше зимой шерстили дачи постоянно, причем нападали даже на те, где хозяева проживали, — рассказывает владелец этой усадьбы Константин Иванович, — потом поутихло на несколько лет, а вот сейчас опять, года с 15 началось. Ну, нас тут уже знают – прошлой зимой я одного дробью подстрелил, он топором в меня кинул, когда я его поймал в сарае у себя. Хотел бензопилу вытащить. И ведь взрослый мужик, лет сорок ему. Не инвалид, не калека.

Прислуга за все

Вторая категория зимогоров – это те, кто нанимается за право проживания охранять дачу и территорию. Это – временно оказавшиеся в сложной жизненной ситуацию люди, мигранты из умерших деревень, или временно оставшиеся без работы гости из ближнего зарубежья. В их обязанности входит сторожить дом, поддерживать чистоту, делать мелкий ремонт. Пропитание они добывают себе самостоятельно — хозяин харчами, как правило, не снабжает. Ему главное знать, что дача не пустует. В этой категории нет бомжей или законченных пьяниц – никто не доверит свое имущество тому, кто по пьяни может устроить пожар. Впрочем, категория  таких зимовщиков не слишком велика – ведь надо же где-то работать, чтобы не помереть с голоду. А стоимость проездок на автобусах, и тем более, на  электричках сегодня по карману только людям с приличной ежемесячной зарплатой.

Золотая рота

Это выражение было синонимом зимогоров в 19 веке. Самые отпетые бродяги, беглые каторжники, горькие пьяницы – все, кто оказался за бортом социума, искали себе приюта в подвалах Хитровки или бараках сорокинского белильного завода. Сегодняшние золоторотцы летом обитают в землянках близ Читы. Но зимой, особенно если зима выпадает лютая, они перебираются в дачные кооперативы, выискивая заброшенные, никем не посещаемые строения.

В прошлом году мы рассказывали о поселении подобного рода в кооперативе «Лазурный» за Ингодой, напротив Атамановки (https://www.komenti.ru/archives/818). Но это скорее исключение из правил. Такие буйные шумные «коммуны» по любому привлекут внимание стороже или правления, а там и до визита полиции недалеко. Потому истинные зимогоры выживают по одному, реже — по два. Они выбирают кооперативы в пешей досягаемости  города – что бы ходить на промыслы, а заброшенные дачи присматривают  с осени, после окончания полевых работ, на отшибе. Главное – что бы были целы стены, пол, потолок и печка. Окна можно заколотить фанерой или доской – заодно свет коптилок не будет привлекать внимания. Ну а обустроить жилище изнутри помогают выброшенные на свалки диваны, сетки от кроватей, тряпье и отслужившая утварь. Главное тут – тепло. Оно помогает выжить, когда в животе несколько дней не бывает ни куска хлеба.

Один такой зимогор, летом живущий в землянке за обводной трассой напротив Верхоленского кольца, а зимой перебирающийся в кооператив за Песчанкой, рассказал, как он готовится к зимовке.

— Главное, как можно больше еды запасти, чтобы не бегать в город, туда-сюда. Да и не набегаешься по морозу-то, сухарей насушить надо куля три, консервов набрать где-нибудь, по возможности. Всяких там бич-пакетов типа «Ролтона».  И чая! Без чая вообще никуда. Я вот присмотрел себе еще два года назад домишко в кооперативе одном. На отшибе, прямо у сопки – красота. Вымел мусор, отмыл полы. Матрац сделал из мешков, сеном их набил. Печурка, правда, дохлая, но я ее камнями обложил, теперь не так быстро выдувает тепло. Дрова в лесу беру. Но сушняк только. Я ж — с понятиями.

Вадим приехал в Читу на врачебную экспертизу после травмы головы на Шерловогорском руднике. Но до комиссии дело не дошло – случайные друзья, закусочная, и вот он уже без денег и документов обнаруживает себя  под забором у стадиона СибВО. А дальше – тупик. Родни у него нет, помочь некому. Так и стал он лесным жителем. Он же познакомил меня с другим таким же горемыкой – зимогором.

Этот 45-летний мужик когда-то был художником-оформителем. Жил не богато, но и не бедствовал, у меня еще и красить и штукатурить.   А потом бабушка завещала ему свою двухкомнатную квартиру на Пожарке. И как-то постучалась к нему, вроде как по ошибке,  симпатичная разбитная девушка. Алексей (так зовут этого зимогора) согласился распить с ней пару бутылочек вина, а затем ничего уже не помнил.  Пока его разум был усыплен дозой клофелина пополам с аминазином, мошенники переклеили фотографию в его паспорте, нашли документы на квартиру, и быстро продали ее первым попавшимся желающим, чуть не за полцены. А Алексея в беспамятстве отвезли в лес, и выбросили в зарослях багульника, благо было лето.  С тех пор он тоже зимой обитает на заброшенных дачах. Правда, в прошлом году ему повезло. Председатель одного из кооперативов выделил ему комнату в здании правления, за малярные и прочие работы.

На вопрос – почему эти люди, рискуя погибнуть от голода, холода, или рук беспредельной шпаны, не пошли в приют, они ответили почти одинаково:

— Ты думаешь, тут так легко попасть? Это по телевизору показывают, как там хорошо. На самом деле там давно, годами живут один и те же люди. Вы походите днем по КСК понаблюдайте, что делается у супермаркетов, у кафешек. Сколько там попрошаек работает. А потом приходите вечером к этому приюту и посмотрите – там, на крыльце, идет сходняк. Старшие собирают выручку. Часть идет начальству этого приюта, на другие деньги покупается бухло, закуска. Левому человеку туда бесполезно соваться, разве что тоже за деньги. Ну, а если и попадешь, так тебе тоже придется ходить с протянутой рукой. Если не принесешь к вечеру положенное – могут избить. Ночевать уж точно не попадешь. Так что на хрен они нужны…

Через неделю в квартирах забайкальцев замигают елочные гирлянды и президент, размноженный сотнями тысяч телеэкранов, будет говорить, что мы прожили очередной непростой год, но впереди у нас – надежда на лучшее. И зимогоры в своих конурках, конечно, без елок и телевизора, выпьют какой-нибудь сивухи за то, что бы следующий год отнесся  к ним снисходительнее…

1755 15 1 Вы уже голосовали

вернуться на главную

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


2 + 2 =


Русский хлеб
Дед Мороз 8-914-522-84-84
portrait
portrait
portrait
chita.cok24.ru
СМС-75
http://kiberservis.ru/