ВАСК in the USSR: Цена заслуженного отдыха

Воспоминание из детства: ранее утро, дед слушает прогноз погоды, затем всматривается в окно, разрисованное морозными узорами, и произносит традиционную фразу: «Города не видать. Больше сорока, значит». Потом из кухни я слышу, как он говорит бабушке: «Мать, а сегодня пятое! Пенсию должны принести». И точно, вскоре является почтальон тетя Валя – в пуховом платке, драповом темно-зеленом пальто и валенках. Из дерматиновой сумки с длинным ремнем (чтобы носить через плечо) извлекается стопка оранжевых десяток, либо синих пятерок, либо, что бывало реже – внушительная пачка зеленых трешек. Дед расписывался в сероватой разграфленной ведомости, а бабушка наливала чай: «Присядь, Валя, погрейся, мороз-то сегодня как с цепи сорвался». А я предвкушал скорый поход по магазинам, где мне достанется новая книжка или игрушка.

Заслуженный возраст

Советской пенсионной системе в прошлом году исполнилось  80 лет. Именно с 1937 года все категории советских рабочих и служащих стали получать ежемесячное пособие после выхода на заслуженный отдых. А первыми пенсионерами в молодой стране Советов стали инвалиды, получившие увечья и болезни на службе в Красной Армии. Они встали на довольствие еще в 1918 году. Через пять лет к ним примкнули старые большевики, чей партийный стаж вел отсчет с дореволюционного прошлого. Еще через пятилетку пособие по возрасту стали получать рабочие горнорудной и текстильной промышленности (обе эти отрасли обеспечивали производство экспортной продукции, а значит и поступление валюты в СССР), ну, а затем – все прочие.

Получите и распишитесь…

Первая «сталинская» пенсия составляла примерно 300 рублей. При этом средний заработок в промышленности достигал 1200 рублей, служащие получали около 800 и только высококвалифицированные инженеры иногда имели жалование в десятки тысяч – Сталин умело взращивал класс технократов. Если на заре пенсионных дел в стране пенсионного пособия хватало лишь на кефир и картошку, то после косыгинских реформ 1965 года оно обеспечивало пусть не роскошную жизнь, но существование в относительном достатке. Судите сами – размер пенсии зависел от стажа работы и размера заработной платы.

Скромной считалась пенсия в 70-80 рублей (ее получал младший техперсонал, неквалифицированные работники и прочие низкооплачиваемые сотрудники, а также, как ни странно, представители сферы услуг и общепита), а хорошей – в 120 – 130 рублей. Для этого требовался большой непрерывный стаж на одном месте – не менее 20 лет. На 200-300 рублей могли рассчитывать военнослужащие, в зависимости от звания, шахтеры и те, кто всю свою сознательную жизнь трудился в районах Крайнего Севера. А вот старатели, имевшие в сезон 5-6 тысяч рублей, при выходе на заслуженный отдых тарифицировались как просто геологические работники. И получали примерно сотню, хотя их заработки порой достигали 25 руб. в день – как у секретарей ЦК КПСС. Но кто бы им дал потом получать даже половину от этих сумм? Старатели вообще находились на особом положении – вроде частной лавочки в едином коллективном индустриальном организме державы.

Коммунисты – вперед!

Разумеется, руководящие и направляющие работники обеспечивались пожирнее рядовых строителей коммунизма. Первые лица регионов и кремлевские ответработники при достижении возраста нетрудоспособности (правда, многие из них оставались на посту до последнего дня жизни) распределялись на категории в разряде «персональные пенсионеры». Таковых категорий было три:

  1. Пенсионер союзного значения.
  2. Пенсионер республиканского значения.
  3. Пенсионер местного значения.

Персональная пенсия союзного значения равнялась 250 руб., республиканского – 160 руб., местного – 140 руб. Кроме того, таким пенсионерам ежегодно выплачивалась одна или две месячные пенсии, как они тогда назывались «лечебные».

Действительные члены Академии наук СССР получали надбавку за академическое звание в размере 500 руб. в месяц, члены-корреспонденты – 400 руб. Она выплачивалась пожизненно и плюсовалась сначала к зарплате, а затем к пенсии.

Персональная пенсия секретаря ЦК КПСС составляла 300 руб. в месяц, кандидата в члены политбюро ЦК КПСС – 400 руб., члена политбюро ЦК КПСС – 500 руб. За высокопоставленными отставниками сохранялись государственные дачи и машины с водителями.

Первые секретари обкомов, уходя на персональную пенсию, получали квартиру в Москве. Надо сказать, что секретарь читинского обкома партии Михаил Иванович Матафонов не воспользовался этой возможностью, оставаясь патриотом своего края.

Бедные, бедные крестьяне…

Совсем другая картина наблюдалась в социальном обеспечении тружеников села. Если государственные совхозы еще могли обеспечить своим старикам 60-70 рублей в месяц, то колхозы, будучи по закону обособленными предприятиями, могли рассчитывать только на свои средства. Государство же платило бывшим комбайнерам, дояркам и свиноводам по 20 рублей. Все прочее доплачивали сами колхозы, но лишь при наличии прибыли на счету. А таковой часто не было, особенно в т.н. зонах рискованного земледелия. Поэтому пожилые крестьяне часто были самой бедной категорией населения. Выручало приусадебное хозяйство.

Милостыня от государства

Как ни странно, но в СССР тоже были люди, не проработавшие в народном хозяйстве ни одного дня. Во-первых, домохозяйки. Во-вторых, профессиональные арестанты, не вылезавшие из тюрем.

Просто так не работать было нельзя, ибо существовала в УК РСФСР и в УК союзных республик статья об ответственности за тунеядство. Такой категории граждан выплачивалась социальная пенсия – 35 рублей в месяц. Самое интересное, что на нее тоже можно было прожить. Рубль в день, например, был обычной нормой для большинства советских студентов.

Что почем, чай с калачом

Итак, как  жилось среднему советскому пенсионеру по сравнению с сегодняшними ветеранами труда? Можно сравнить два «образа жизни», не прибегая к расчетам, а поговорив с теми, кто вышел на пенсию еще во времена развитого социализма, пережил все коллизии лихих 90-х и удостоился государственного вспомоществования в наши дни. Мой собеседник – бывший научный сотрудник и преподаватель Дмитрий Николаевич вышел на заслуженный отдых в 1985 году. Сегодня это — бодрый и подтянутый пенсионер, ведущий активный образ жизни и прекрасно помнящий все нюансы своей жизни после отдания долга родине.

– У меня был непрерывный стаж 22 года, плюс полевые надбавки, плюс работа в северных районах, так что пенсию мне определили в 135 рублей. За двухкомнатную квартиру я платил 3 рубля 80 копеек. Это вместе со светом, газом и жилплощадью. На питание уходило в среднем 60 рублей, если не брать мяса или коопторговской колбасы на рынке. Ну и бытовые мелочи: парикмахерская, транспорт, хозтовары – максимум десятка. Рублей по 20 удавалось откладывать ежемесячно – или на хорошее пальто, или на телевизор, или на поездку летнюю. Сейчас на руки я получаю 14500 рублей, треть сразу уходит на коммуналку. Остальное – на продукты. Болеть я просто боюсь – при виде ценников в аптеках становится не по себе. Поэтому предпочитаю закаливание и режим дня. И правнуков побаловать гостинцами не получается. А на внуков раньше всегда хватало. Даже порой чая с любимым калачом не попьешь – дорого. А от мяса и колбасы я лет 15 назад отказался. Не скажу, что мы жили очень уж хорошо в СССР, но знали, что хлеб как стоил 20 копеек, так и будет стоить и завтра, и через год.

Вот такой эквивалент благодарности получил обычный читинский пенсионер. И он еще далеко не в худшем положении. А сколько их в нашей богатой нефтью, газом и золотом стране, которые боятся слова «завтра»?

 

 

1532 27 0 Вы уже голосовали

вернуться на главную

Комментарии (1)

  1. А сейчас и до 14 000 рублей в месяц можно не дожить. Все делается для скорейшего сокращения населения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


2 + 4 =


Русский хлеб
Дед Мороз 8-914-522-84-84
portrait
portrait
portrait
chita.cok24.ru
СМС-75
http://kiberservis.ru/