Околобайкала. Часть I. История с печальным концом

Пока мы обсуждаем, кому быть следующим президентом России, и наш ли Крым, под носом у жителей Байкальского региона происходит авантюра мирового масштаба, которая вскоре приведет к катастрофе столь же мирового уровня. Информация об этом всячески шифруется, и потому в полной мере ни общественность, ни СМИ, не ведают о том, что творится. Сегодня «Комментатор» при содействии коллег из Бурятии и Иркутской области запускает межрегиональный проект «Околобайкала». Цель одна, и она не связана ни с политикой, ни с выборами, ни с бизнесом. Цель – спасти озеро Байкал, которому осталось существовать буквально считанные годы.

 

В детстве я очень любил книгу иркутского писателя Бориса Лапина «Серебряный остров». Приключение четырех подростков на «славном море» вызывали лютую зависть – у нас под боком лежит лишь  Кенон. В этой книге о Байкале сказаны замечательные слова. Позволю себе привести эпизод целиком.

— Но вам я могу сообщить под большим секретом, — Павел Егорович понизил голос до таинственного полушепота, — существует нечто куда более загадочное, чем Атлантида.

 Ребята навострили уши. Моментально вокруг Павла Егоровича сомкнулся кружок любопытных.

 — Это подлинное чудо. Над его загадками до сих пор ломают головы крупнейшие ученые и целые институты. Вокруг него не утихают споры и дискуссии. О нем написаны тысячи книг, десятки тысяч статей. И это чудо перед вами. Вот оно!

 И Павел Егорович широко повел рукою в сторону окон, за которыми полыхал над искристой чернью Байкала багровый закат.

 — А какие загадки вы имеете в виду, Павел Егорович? — осторожненько спросил Рудик.

 — Загадку байкальской нерпы, например. Откуда взялось в пресноводном Байкале это морское животное? Ведь тюлени — типичные обитатели Северного Ледовитого океана. И почему ближайшие родственники нерпы живут в соленом Каспийском море?

 — В Каспийском море? — удивился Кешка. — Причем тут Каспийское море?

—  Действительно, при чем? Или такой факт. 336 рек и речек приносят старику Байкалу много больше воды, чем он отдает своей единственной дочери Ангаре. Прибавьте к этому осадки и объясните: куда старый скупердяй прячет излишки?

 — А, в самом деле — куда?

 — Больше того. Когда на берег Байкала ступили первые землепроходцы, их поразили выброшенные не отмели обломки крупных парусных судов. Откуда они взялись, если местное население в те времена парусов не знало?

Сегодня, когда практически умерла нормальная детская литература, уступив место всяческим поттерам или «приключениям какашек», уже второе поколение подряд может в лучшем случае сказать, что Байкал – всего лишь самое глубокое озеро на свете. Для местных жителей Байкал – среда обитания и образ бытия. Для приезжих – экзотика, лишенная, однако, европейского уровня сервиса. В целом, Байкал пока существует, но не исключено, что XXI век станет веком его гибели.

Хотя в этот процесс внесли свой вклад и прошлые поколения россиян. Достаточно вспомнить эпопею со строительством Байкальского ЦБК. На протяжении полутора десятков лет –     шло противостояние технарей и гуманитариев по поводу использования промышленных ресурсов сибирского моря. PR-кампанию против строительства ЦБК возглавил известный писатель Валентин Распутин. Технарей поддерживало министерство обороны СССР. На проектируемом ЦБК планировали варить целлюлозу для изготовления особо прочного вискозного корда марки «супер-супер». Этот корд (сверхпрочная нить) применялся для изготовления покрышек шасси реактивных самолетов, то есть был стратегическим продуктом. В итоге ЦБК все же был открыт, но, как часто бывает в России – зря. Уже через год технологии позволили заменить вискозный корд на металлический.  Сооружение стоимостью в несколько миллиардов советских рублей стало выпускать оберточную бумагу и картон. Даже остродефицитную газетную бумагу там производить было нельзя. В итоге, вплоть до середины 2013 года ЦБК ежегодно скидывал в Байкал в среднем 35 миллионов кубов промышленных вод, не прошедших достаточную очистку. И только потом, под давлением мировой общественности, ЦБК был закрыт специальным распоряжением правительства. Но не факт, что навсегда. Новый виток гонки вооружений может расконсервировать цеха комбината – ведь вискозная целлюлоза применяется при производстве ракет «Тополь-М» и «Булава».

Эпопея с ЦБК – единственный в истории пример, когда здравый смысл был побежден экономическими выгодами. До этого Байкал был неприкосновенен. Почти сто лет назад, в декабре 1919 года, японцы заключили в Чите договор с администрацией атамана Семенова об организации лесопро­мышленного общества «Ничиро Дзипучке Тооси Куминай». Японцы брали в долгосрочную аренду часть побережья Байкала для строительства писчебумажной фабрики, деревообрабатывающих  и лесопильных заводов, и спичечной фабрики. При тогдашней технологии производства бумаги  Байкал давно бы стал величайшей свалкой планеты. Как это не парадоксально звучит, но в те годы Байкал спасла Советская власть. В 1921 году Ленин подписывает декрет о первых байкальских заповедниках.

После войны на Байкал впервые массово приехали наши недавние союзники – англичане и американцы. Янки тут же проявили деловую сметку и вышли на Вячеслава Молотова (в то время – министр иностранных дел СССР) с просьбой отдать озеро в аренду на 99 лет. Американцы планировали развить на берегу сеть курортов и пансионатов. За это они были готовы простить все долги по ленд-лизу. Но Сталин ответил так: «Пусть приезжают и отдыхают, сколько хотят – заслужили. Но с арендой земли мы покончили в 1917 году».

В середине 50-х годов на Байкале побывала большая делегация партийных и государственных работников, а так же промышленников из Чехословакии. Больше всего гостям понравился омуль – они просто потерли дар речи, отведав местный деликатес. Являясь одними из мировых законодателей в пивоварении, чехи понимали толк и в закуске. И они не могли не предвидеть успеха байкальской рыбы в Европе. После визита чехи прислали байкальским рыбакам двадцать бочек лучшего пильзенского пива, и в тот же время обратились к Хрущеву опять-таки с просьбой отдать  озеро в аренду для ловли рыбы. Но даже недалекий Хрущев понимал, что Байкал никак не может являться предметом торга и коммерческих сделок. И братьям-славянам было так же отказано.

Уничтожать Байкал начали с конца 80-х годов прошлого века. И начали это делать именно с Забайкалья – тогда еще с Читинской области. Стартовавшая в нашем регионе масштабная вырубка лесов, которая затем, как чума, охватила Бурятию и Прибайкалье, сегодня приводит к катастрофическим последствиям. Если еще четверть века назад в Байкал впадало более трехсот рек, то теперь таковых осталось менее сотни. Впрочем, чтобы разузнать, рассмотреть, разнюхать, и потрогать собственными руками то, что сегодня происходит на Байкале и около него, экспедиция «К» на прошлой неделе отправилась к берегам славного моря. Материалы о поездке читайте, начиная с завтрашнего дня, а пока сообщаем, что сегодня в трех регионах сформированы инициативные группы, которые будут добиваться законными (пока – законными) методами от правительства России введения чрезвычайных мер по спасению самого крупного хранилища пресной воды на планете. Все только начинается…

 

На фото: На Байкале только внешне все безоблачно.

Фото «К»

1882 19 0 Вы уже голосовали

вернуться на главную

Комментарии (1)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


2 + 9 =


Русский хлеб
portrait
portrait
portrait
chita.cok24.ru
СМС-75
http://kiberservis.ru/