ЧТО БЫ ВЫЖИТЬ: Антикризисные обеды на трассе «Амур»

Пообедать за очень небольшие деньги теперь можно  на трассе «Амур». Некоторые жители сел, расположенных у трассы Чита – Хабаровск, решили составить конкуренцию общепиту. Поводом для такого «стартапа» стал экономический кризис, уютно устроившийся в России на долгое время.

Картошка с мясом – 50 рублей, пирожки от 10 рублей, тушеная капуста со свининой 30 рублей, блины – 5 рублей за штуку. Таков прейскурант на блюда домашней кухни у жительницы одной из сел Чернышевского района. Ее муж  каждый день устраивается на обочине трассы, что бы кормить проезжающих – сытно и недорого. Когда накапливается работа в усадьбе, его подменяет старшая дочка.

— Тут место такое, удачное. Большой промежуток между забегаловками, — рассказывает Николая (имя изменено – прим. авт.). Да и с деньгами сейчас у людей не очень. За обед надо, как минимум, 250 рублей отдать, и не факт, что наешься. Все дорого стало, порции уменьшают. Да и за бензин сколько отдают, за солярку, дальнобойщики особенно. Каждая копейка на счету. А у меня на сто рублей до отвала можно наесться.

Еду готовит жена Николая и старшая дочка, у который муж работает вахтовым методом в Еврейской автономной области. Все продукты с личного подворья.

— Мы цены–то не задираем, зато нас уже тут знают, специально в забегаловки-то эти не заезжают, тянут до нас.

О налоге на самозанятых Николай слышал со слов дочери.

— А каво брать то с нас? Ну, посчитай, вот на каждой порции картохи мы зарабатываем, дай Бог, рублей 20. На пирожках — по пятерке. В месяц чистыми – ну, хорошо, если десятка получается. Какие налоги. За что?

О том, что бы поставить  стационарный пункт питания Николай и слышать не хочет.

— Это какие миллионы надо иметь в загашнике? Вот посмотри – у нас же кто кафешки держит? Все эти узбеки — таджики. У них везде все схвачено. Да и опять же замучают налогами. Потом начнется: этим дай, тем дай. А с чего?

Узнав о грядущем налоге на владельцев усадеб, Николай приходит в негодование.

— Ну, они совсем, что ли, охренели уже? Это что – теперь ни картошку с огурцами осенью ни продай, ни мяса зимой? Мы ж торгуем то два – три месяца в год, все остальное – работаем в поле, да на сенокосе.

О том, что и сейчас, с точки зрения закона, он занимается нелегальным бизнесом, Николай знает. Знает про незаконное предпринимательство, про отсутствие сертификатов и т.д.

— Ну а что делать? Жить то как? У старшей муж на вахте, присылает авансы тыщ по 15, так мы младшей учебу оплачиваем. Внучке три года. Работы нет давно. Я лет десять уже числюсь безработным, поначалу еще на учет вставал, а потом рукой махнул – больше денег проездишь, чем это пособие получишь. С голоду не помираем, помощи не просим. Путь бы от нас, от таких как мы, отвязались насовсем. Мы же не воруем и не грабим! Лучше бы было, если бы я скотину всю пропил, и в бичи подался? Так я не из таких. У нас, считай, и так почти все в деревни поспивались, теперь или воруют по мелочи, или в Чите бичуют по землянкам. Это что, люди? Не, я люблю работать. Лишь бы не мешали.

И каждый день он вывозит на своем «Урале» с коляской армейские термоса  домашними харчами. Пока – тьфу-тьфу-тьфу – Бог его бережет. По слухам, и в других  районах люди так же выходят к обочине трассы с провизией.  И правда – не мешали бы им?

1676 3 0 Вы уже голосовали
вернуться на главную

Комментарии (2)

  1. Наверное, это у него я брал пирожки, когда ехал из Благи. Вкусные. Как моя бабушка пекла в детстве. И да, по 10 рублей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


4 + 4 =


Дед Мороз 8-914-522-84-84
portrait
portrait
portrait
chita.cok24.ru
СМС-75
http://kiberservis.ru/