С легким паром, господа депутаты!

Щебеньков

 5 октября внезапно был отстранен от должности директор МУП «Банно-прачечный трест» депутат городской думы Александр Катушев. Сейчас он находится в отпуске, который, скорее всего, закончится последующим увольнением. 

Что же тут такого? – спросите вы, – обычная ротация кадров, рутинные дела городской администрации. Ан – нет!  Не все так просто. За звоном тазов и шипением пара на каменке скрываются весьма занятные игры первых лиц нашего города.

Ху из мистер Катушев? 

Но сперва немного истории. Кто есть Александр Катушев? До 2014 это года это был мало кому известный директор частного читинского кинотеатра «Центавр», воспринимаемый только как помощник  широко известного политика и бизнесмена Александра Щебенькова. В его мини-империи Катушев прошел славный путь от повара до правой руки. И последние годы он вел все беспокойное хозяйство Щебенькова, от управления его заведениями общепита и досуга, до руководства отделением партии «Родина». Правда, год назад, между Щебеньковым и Катушевым пробежала черная кошка, и он покинул хозяйство своего босса, что бы начать свободное плавание в бурном море политики и бизнеса.

Освоение «Удокана»

Правда, не все верят в то, что на самом деле поссорился Александр Викторович с Александром Николаевичем. У всех в памяти еще жив подобный разрыв, когда Катушев, объявив о том, что уходит с поста директора кинотеатра «Центавр» (вернее, он заявил что его внезапно и без объяснения причин уволили с должности), остался сидеть в своем кабинете на Амурской, 69, где так же заседал и сам господин Щебеньков. Все это было не более, чем тактическим ходом перед  решающими боями за передел городского имущества. Напомним, что на кону стоял  главный кинотеатр Читы «Удокан», который составлял главную конкуренцию «Центавра». В планах депутата городской думы Щебенькова было сменить там директора, назначив вместо 30 лет управляющей этим заведением Штыкиной своего подопечного Катушева. Кстати, Щебеньков приводил вполне логичные доводы, заявляя, что после возможной приватизации «Удокана» он перестанет сосать пылесосом деньги из бюджета, а напротив –  будет давать в городскую казну прибыль. В подведомственной  в то время Щебенькову газете «Взгляд» периодически публиковались статьи о приключениях Штыкиной. Автором их был, ни кто иной, как видный чиновник из аппарата Заксобрания Роман Амплеев, который проявил себя, как заправский фельетонист.

А пошли они в баню!

Впрочем, мы увлеклись. Когда Минкульт и мэрия волевым решением прекратила возню вокруг «Удокана», Щебеньков заинтересовался банным хозяйством Читы. А находилось оно, скажем так – далеко не в лучшем состоянии. И это в городе, где неблагоустроенный сектор составляет едва не четверть всей жилой площади, а зимы длятся порой по полгода. Казалось бы – сам Бог велел процветать банному делу. Но в тресте велось хозяйствование по принципу советской экономики – имея мощности и некоторый резерв, банно-прачечный трест (БМТ) вечно стоял с  протянутой рукой.

У Александра Щебенькова уже был опыт в банном бизнесе – через аффилированных  лиц он владеет известным в Чите комплексом саун «Де Люкс». И, надо сказать, там дело поставлено отлично.

Итак, Катушев, благодаря связям и влиянию Щебенькова, становится директором банно-прачечного треста. Для начала свершается тихая революция в бане № 2, которая теперь носит собственное имя «Самоваров». Действительно, эта баня значительным образом преобразилась – она стала, можно сказать, эталоном общественной бани в нашем городе. Правда, цены на услуги выросли кратно, и теперь баня стала не повседневностью, а, скорее, развлечением для людей, у которых нет особых проблем с личным бюджетом. Конечно, это не те цены, которые сложились в частных саунах. Но, все же, и не прежние сорок рублей. Больше всего возмущались жители окрестных домов частного сектора, и женщины, для которых оставили один помывочный день. В итоге для пенсионеров и других незащищенных категорий населения сделали льготную цену. Но коммерциализация заведения продолжается.

Именно в это время происходит разрыв отношений Щебенькова и Катушева. Последний демонстративно выходит из партии «Родина», покидает офис Щебенькова, и начинает автономное плавание. О чем тут же широко оповещается в СМИ.  А что происходит в банно-прачечном тресте?

А там происходит вот что.  Во-первых, ремонт бани № 8 на ул. Баргузинской. И происходит он по точно таким же шаблонам, из тех же материалов, что и баня № 2. Фактически общедоступная  баня, возможно, скоро будет вести ту же политику, что и «Самоваров» — иметь ряд ценовых групп для разных слоев населения.

Далее начинаются массовые увольнения работников, а так же сокращение ставок. Катушев оправдывает все это режимом экономии и увеличением МРОТ. Но все уволенные восстанавливаются через суд и сейчас ждут компенсации за свое вынужденное ничегонеделание.

Во время этих игрищ, Катушев умудряется в той же бане № 8 наладить торговлю пивом, которой занималась, по некоторым данным, родственница его жены, зарегистрированная как ИП в Бурятии. Правда, после публикаций в «ЧГ», пивная стойка оттуда исчезла.

Катушев? А мужики-то не знают… 

А вот укромный уголок в Чите, имеющий непосредственное отношение к БПТ, вызывает еще больше вопросов. Наш корреспондент побывал там инкогнито, и что вот удалось выяснить.

Территория базы БПТ, расположенная на ул. Петровская, 4, сегодня представляет собой  этакий оптовый мини-рынок. Сегодня там заняты все складские и прочие помещения, всего же мы насчитали более 30 торговых мест. На вопрос – сколько стоит аренда, и кому вы платите? — торговцы приходят в замешательство. Они отводят глаза, затем спохватываются, говорят, что  да – договор есть. Но вот с кем, и где он — сказать затрудняются.

Сторож при этой базе, рассказывает, что территория используется еще и как платная автостоянка, и жалуется на то, что уже не помнит, когда получал зарплату.

— Как-то позвонили из конторы, сказали: приди, получи полторы тысячи. Вот так и живем. Перебиваемся, как можем.

Кстати об офисе – тут же располагается неплохое здание с вывеской «Банно-прачечный трест». Но он пуст. Правда, удается выяснить,  что тут есть  дешевая гостинца для заезжих коммерсантов. И еще кстати – сторож на базе до сих пор уверен, что директор у них …Щебеньков!

— Он тут приезжал как-то, ругался, кричал – я за что вам деньги плачу?

А вот фамилию Катушева сторож услышал впервые только от корреспондента «ЧГ». 

Взять… и не поделить!

Складывается впечатление, что вокруг БПТ ведется тонкая продуманная игра, целью которой может стать приватизация всех городских бань. Ну, или тех, что расположены в Центральном районе. Судите сами: сегодня на тресте «висят» штрафы на 600 тыс. рублей. Лично на Катушеве еще больше 100 тысяч. Все это – за задержку зарплаты. Сам он жалуется на недофинансирование в сумме 6 миллионов рублей. А на самом деле схемам может быть  очень проста:  БПТ путем непомерных расходов доводится до банкротства. А затем выставляется на торги, где уже заранее определен будущий владелец. Схема далеко не новая в российской новейшей истории.

А теперь – внимание!  Вопросы, которые в качестве официальных, мы направляем в адрес краевой прокуратуры, УОБЭП  и Следственного комитета.

  1. Из каких средств осуществлялся ремонт бани № 2 и осуществляется ремонт бани № 8?
  2. Почему в условиях недофинансирования, БПТ не пользуется своим офисом, а арендует недешевое помещение в центре города?
  3. Почему сокращаются рабочие должности (плотник, столяр и т.д.), а не аппарат треста?
  4. Поступают ли средства от сдачи в аренду помещений на Петровской, 4, в кассу БПТ, и в каком объеме?

 Ответы на эти вопросы помогут понять, что будет происходить с читинскими банями дальше, и не пора ли кое-кому «задать пару»? Мы продолжаем расследование «банного дела» Читы.

1355 9 1 Вы уже голосовали
вернуться на главную

Комментарии (2)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 + 9 =


Дед Мороз 8-914-522-84-84
portrait
portrait
portrait
chita.cok24.ru
СМС-75
http://kiberservis.ru/