Технология развала

 Конъюнктурный перестроечный шедевр Эльдара Рязанова «Забытая мелодия для флейты» оказался пророческим. Помните эпизод с просящим милостыню чиновником? На предложение поехать в деревню и пахать, он отвечает: «Нас в колхоз нельзя! Мы делать ничего не умеем. Мы им окончательно все развалим. Они и так на ладан дышат». Сегодняшние чиновники Забайкальского края такие признания не сделают ни за что: у них, согласно официальным данным, все стабильно. Однако колхоз, который им доверили, уже развален.

Недавние учения «Восток-2018», кроме траты сотен миллиардов бюджетных рублей, принесли и некоторую пользу. Конкретно – Забайкальскому края. Министр обороны Шойгу заявил, что атамановский  Бронетанковый ремонтный завод №103 вскоре будет обеспечен заказами на уровне советских времен. Таким образом, милитаризация России стала жирным плюсом для отдельно взятого населенного пункта. Это значит, что жители Атамановки получат работу, позабудут о вечных отключениях тепла и воды зимой, молодежь сможет овладеть рабочими специальностями, а сам поселок получит, наконец, нормальные дороги, и избавиться от стай бродячих собак в развалинах советского периода. Если, конечно, министр не наврал. Но на БТРЗ уже вовсю царит оживление – все готовятся хорошо и много работать.

Сделал бы министр  такое предложение, если БТРЗ пережил то, что пережили, например Машиностроительный или Судостроительный заводы в Чите и Сретенске? О Камвольно-суконном комбинате, читинском Автосборочном или Петровск-Забайкальском металлургическом заводе говорить не приходится – сегодня там остались одни, далеко не живописные, руины.

Конечно – нет. БТРЗ, будучи предприятием от оборонки, сумело сохранить мощности и ядро коллектива. Конечно, обошлось не без потерь, но и все попытки читинской и московской братвы в 90-х годах прошлого века отжать завод, что бы мгновенно сдать как  металлолом все, что там есть, включая находящиеся на хранении танки, были отбиты.

Зато на других предприятиях края ушлые и проворные люди порезвились от души. Список всех, безвозвратно загубленных предприятий,  включает в себя более тысячи пунктов, и подсчеты еще продолжаются. Одно понятно – больше четверти века в Забайкалье нет хозяина в полном смысле этого слова. Были спортсмены, бизнесмены, учительницы. А вместе с ними «бессмертные полки» юристов и экономистов, которые умели развивать только личную экономику, с  большим знаком «плюс». Если бы 25 лет назад на Забайкалье неведомые агрессоры сбросили нейтронные бомбы – эффект был бы куда менее разрушителен – все имущество осталось бы целехоньким и дожидалось настоящего  хозяина.

Малопонятные даже сведущим специалистам игры с бесконечной приватизацией и переприватизацией местных предприятие, дробление и перепродажа контрольных пакетов акций закончилась предсказуемым апокалипсическим финалом – руины и никаких перспектив, а главное – предпосылок для возрождения.

Критически настроенные диванные эксперты заявляют, что на устаревшем оборудовании и технологической оснастке работать было уже нельзя, и такие магазины в условиях рыночной экономики были обречены на провал. При этом эти же скептики с удовольствием посещают соседний Китай,  и, захлебываясь восторгом, рассказывают, как там все замечательно. Но ведь никто не помнит, что расцвет соседней державы начался тоже со старых станков и древних технологий. Только там, в отличие от нас, за основу взяли накопление и развитие. А у нас – проматывание и разруху.

Взять, к примеру, Машиностроительный завод. Предприятие получило от государства  на федеральном уровне ни малейшей помощи в сохранении рынка сбыта ходовой и сейчас продукции – тех же компрессоров. Но ведь ничто не мешало аккуратно законсервировать цеха, оставив один действующий, и наладить производство мелкого и постоянно востребованного ширпотреба – сушилок для посуды, сельхозинвентаря, возможно – лицензионных запчастей к японским автомобилям. А там, глядишь, и другие цеха понадобились бы. И опять же это, вечно мешающее  «бы». Ели БЫ был настоящий хозяин.

Сегодняшние хозяйки и хозяева преуспели в одном – делать важный вид, надувать щеки, разглагольствовать о неких неопределенных стратегиях  развития, и тырить бюджетные деньги, называя сам процесс «финансирование в рамках приоритетных программ». Мелкие гешефты на благоустройствах отдельных городских территорий, распиливание бюджетов, и шуры-муры с приближенными  коммерсантами – вот стандартный набор схем деятельности среднего российского чиновника.  Жизнь удалась, потому предложение подумать о каких- то масштабных проектах, а тем паче – попытаться их осуществить, вызывает только смех. Самолюбование вплоть до нарциссизма – это единственный талант сегодняшних руководителей края. А в итоге вся их деятельность напоминает алкаша, который выносит из дома, и пропивает последнее. Ситуация с тем же Машзаводом – самый яркий пример. Оставшиеся станки вывезли на окраину Читы, через прикормленные СМИ кинули дезинформацию об открытии масштабного производства, вездеходов…и на этом все закончилось. Сегодня большая часть территории принадлежит бурятской миллиардерше Индире Шагдаровой, где она разворачивает строительство уже второго в Чите гипермаркета своей сети «Абсолют». Сегодня уже профинансированные ею СМИ верещат об открытии более 100 рабочих мест, хотя всем известно, что в «Абсолютах» трудятся вахтовики из Бурятии. Денег особых местный бюджет так же не получит, не считая налогов на землепользование и т.д. Весь смак, в том числе — наличка поплывет широкой рекой в Улан-Удэ. О качестве продукции, продаваемой в «Абсолюте», следует говорить отдельно, и «К» в настоящее время готовит расследование по этой теме. А сегодня госпожа Шагдарова положила глаз на яблоневую аллею, идущую вдоль всего Машзавода. На сегодня это один из немногих зеленых аллей в краевом центре. Их всего-то чуть более десяти. Прочие зеленые уголки уже давно вырублены, и застроены сортироподобными торговыми центрами. Машзаводская  аллея – это не просто зеленый уголок. Это — один из символов Читы. По этой аллее свыше 70 лет рабочие ходили на смену и возвращались домой. Тут гуляли мамы с колясками, затем смотрели, как бегают подрастающие дети, тут бродили влюбленные, шурша осенней листвой. Теперь все это будет снесено, а затем  залито асфальтом, что бы как можно больше потребителей смогли  комфортно подъезжать  к царству торговли Шагдаровой, и оставлять там свои  деньги. Вопрос этот уже рассматривается городской администрацией, и почему-то нет сомнений, что у Шагдаровой хватит сил и средств заинтересовать чиновников и депутатов принять «правильное» для нее решение. Ведь ее доходы составляют 14 миллиардов рублей в год. А наши отцы города очень слабы к различным знакам внимания. Что касается возмущения жителей, то тут все будет решено просто и быстро: три КамАЗа с гвардейцами, и десять минут работы дубинками. А затем аресты, штрафы или срока за экстремизм. Такая вот незатейливая схема управления. А больше они и  правда, ничего не умеют.

 

1999 20 0 Вы уже голосовали
вернуться на главную

Комментарии (6)

  1. дело не в алее, а в нашем терпеже генниатулинско-жданоской банды. Молчим на все их разрушения, ну. вот и получаем. И, пока будем выпрашивать митинги где-то на окраинах Читы, так и будем утираться. Смотрим на Армению и начинаем тренировать свою власть.

  2. Ну, если мы и этот плевок проглотим, то грош нам цена. Эти яблони еще мои родители сажали! А тут какая -то богатая тетя из Улановки приехала и снесла, как заблагорассудилось ей. Надо гражданскую самооборону, живой щит организовать. Если нас будет очень много — никакя Росгвардия не справится.

  3. То-то недавно на Чита.вру главный архитектор вякал, что деревья в Чите не нужны. Хватает тени от домов, а деревья старые, вот -вот падать начнут. А вот парковок не хватает. Вот к чему он это. Видать -уже закинули бабла.

  4. Эта затея по средним размерам «решения вопросов» в Чите ей обойдется максимум в десятку миллионов. Ну и в прокуратуру пятерку занести на всяк. случай.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 + 8 =


Дед Мороз 8-914-522-84-84
portrait
portrait
portrait
chita.cok24.ru
СМС-75
http://kiberservis.ru/