Цена губернаторского кресла. Часть III. Товары по сниженным ценам

Конечная информация была такой: «Ильковский занес за назначение двадцатку – по тем временам 640 000 000 рублей. А заработал на регионе полтора миллиарда». По другим данным, он увеличил свои активы всего на миллиард.

Цена губернаторского кресла. Часть II. Эпоха Гениатулина

В те времена и поползли впервые слухи о чемодане денег, засланном в Кремль за прошлые косяки и об обещании впредь делиться. А слухи ползли и о близких родственниках губернатора, владеющих коммерческой недвижимостью в Китае, и – через третьих лиц – лесозаготовительными предприятиями в Забайкалье.

Цена губернаторского кресла. Часть I. Хроники смутного времени

Фактически городом и областью правили пять – шесть организованных преступных группировок, прочно связанных с исполнительной властью и правоохранительными органами. Не было ни одной сферы в экономике, где не имели сферы влияния люди Ключевского, Осинцева, Елгина, Пономарева или Васильковского.

Казацко-китайская война районного масштаба. Часть II

Но на их месте обнаружилась новая угроза. И эта угроза имеет конкретные имя и фамилию. Это крупный бизнесмен, сын олигарха местного масштаба, очень грамотный и образованный предприниматель, человек, по некоторым данным, имеющий российско-британское гражданство, Валерий Нагель.

Казацко – китайская война районного масштаба. Часть I

Когда воодушевленные перспективами казаки принесли все документы в районную администрацию, оказалось, что на их земли, принадлежащие им как по закону, так и по совести, претендуют еще одни хозяева. И не просто хозяева – а граждане КНР, которые шибко заинтересовались возможностью открытия своих сельхозпредприятий.

Михалев. Человек – эпоха. Часть I

В это же время на волне супердорогой нефти, и кредитной вольницы в Чите наступал строительный бум. Читинцы даже со средними зарплатами брали кредиты под несусветные проценты, желая сменить опостылевшие хрущовки на новые квартиры со всеми атрибутами современности. Вскоре колом встал опрос о том, что строить стало негде. Под нож бульдозеров ушли практически все зеленые уголки города. Тогда и поплыли по городу слухи о теневом ценнике за выделение мест под застройку.

Дурь. Как все начиналось

Захват квартиры наркоторговцев впервые за историю УВД Читы осуществлял СОБР

Дурь. Документальный роман. Окончание

Учитывая, что объемы потребления наркотиков никак не уменьшаются, а курьеры из Хабаровска и Владивостока зачастили в Читу, можно сделать вывод, что в столице Забайкалья действует крупная подпольная лаборатория по производству наркотиков. И работают в ней высококлассные специалисты, возможно, ранее служившие в Наркоконтроле.

Дурь. Документальный роман. Продолжение

Именно чекисты пришли к выводу, что наркоту двигают, и возможно, производят, бывшие наркополицейские. Но затем, пока по не выясненным причинам, это негласное подразделение прекратило деятельность.

Дурь. Документальный роман.

Синтетика пришла в регион после того, как отсюда был выведен цыганский героин.

Левиафан районного масштаба — 3

Суды Забайкалья под контролем питерских бандитов?

Левиафан районного масштаба — 2

У правительства есть интерес в рейдерском захвате «Серебряного ключа»?

«Левиафан» районного масштаба

Жителей поселка у Читы выселяют купленные рейдерами чиновники

Забайкальский спрут-3

Часть 3. Идеальное преступление

Забайкальский спрут — 2

Часть 2. Кто взорвал Большую Туру?

Черный алкомир Забайкалья

Наши руководящие и направляющие чиновники только внешне умеют пыжиться, и придавать себе значимый вид. На самом деле уровень их развития находится на уровне подростков,  которые могут резвиться, пока в класс не зайдет училка, и не рявкнет на них. Или пока директор не вызовет  — тут уже полные штанишки пессимизма, и клятвенно-сопливые обещания больше так не делать.

 

Ситуация с продажей «боярышника» и других спиртовых смесей – лучший тому пример. Еще в начале декабря «Комментатор» писал о расцвете подпольных бутлегеров, которые с продажи технического спирта перешли на лосьоны. Но все это было оставлено без внимания, и потребовалась трагедия в Иркутске с сотней жертв, чтобы после путинского рыка наши чинуши засуетились, как тараканы на ночной кухне, когда там внезапно включают свет. И повалили кучами и кучками в СМИ бравурные отчеты о том, что изъяли, пресекли, оштрафовали, запретили. И ура нам, борцам за здоровый образ жизни. И – премию!

А между тем, бомба замедленного действия продолжает неслышно отсчитывать дни, а может, уже и часы, до очередной трагедии, которая может разразиться в Забайкальском крае. И не обязательно в захудалой деревушке – куда большая вероятность трагедии сегодня наблюдается именно в Чите, с ее активной ночной жизнью и обилием торговых точек.

Весь город знает, что делать, если душа желает продолжения банкета, а на часах уже девятый час вечера. К услугам читинцев – магазины, для которых  ограничения торговли спиртным просто не существуют. Ибо статус владельцев магазинов, или их покровителей, позволяют класть с прибором, как на региональное законодательство, так и на отдельных представителей власти, независимо от их положения.

Пресловутый магазин «Айпара», принадлежащий представителям азербайджанской диаспоры, не прекращал торговать даже после самых лютых рейдов и шмонов. Более того, владелец магазина даже запер проверяющих в подсобке, и пригрозил пустить слезоточивый газ. За эту шутку в прошлом июле ему дали три с половиной года колонии, но есть свидетели, которое не так давно видели его в Чите, в одном из кафе на набережной Читинки. И совсем не в зековской робе. А сам магазин не прекращал работу ни на день. Но вот что интересно – когда журналисты, еще пару лет назад пытались разобраться в ситуации, то в пресс-службе УМВД реакция на запрос была более странная. Сперва долго выясняли, почему именно этот магазин их интересует? Потом прикрывались положенным по закону 10-дневным сроком для официального ответа. Затем отфутболивали представителей прессы в Прокуратуру, в Роспотребнадзор, в торговую инспекцию. Наконец, после полутора месяцев бюрократической мороки, был сформулирован невнятный ответ: «типа… вроде как… возможно… нарушений там нет, так как они по документам – кафе». На вопрос – а почему там нет столиков, стульев,  туалета и умывальника, в ответ раздавалось вообще невнятное мычание на тему: «ну… они там…обещали поставить… и вообще президент сказал —  не кошмарить малый бизнес».

А владелец небольшого магазинчика Виктор Л.. знающий все тонкости торговли спиртным в Чите, прямо заявил:

— Ты кого слушаешь? «Айпара»  — это магазин Эльшана Алиева. Он работает под Аладином. Этим все сказано. Аладина знают и уважают все. У него связи в любой конторе.

Возможно, коммерсант имел в виду Аладина Мамедова, лидера азербайджанской диаспоры в Забайкальском крае, члена правления Региональной торгово-промышленной палаты и главного решалы проблем для единоверцев – соплеменников. И, по  некотором данным, весьма опасного человека, чье имя несколько лет назад фигурировало в рассекреченном отчете спецслужб о деятельности организованной преступности в Чите. Во всяком случае (не сочтите это за пресловутое разжигание межнациональной розни) уроженцы Закавказья чаще других обнаруживаются в качестве владельцев точек с продажей алкоголя либо во внеурочное время, либо заведомого контрафакта. Один из примеров – сеть магазинов «Хамаль». Несмотря на многочисленные жалобы окрестных жителей, магазины эти, по сей день — неприкасаемы для полиции. Потому как тоже – оказываются кафешками. А, например, в Могоче большинство павильонов и мелких магазинчиков принадлежат Эльчину Гусейнову, где из-под прилавка массово продается водка «Березка» по сто рублей за бутылку, и состоящая из смеси воды и технического спирта. А его тезка по фамилии Садыгов попался в прошлом году на производстве «Березки» в Чите, в обычном частном доме. Кроме того, он разливал спирт с водой в бутылки с этикетками «Ржаная», а также в бутыльки с надписью «Вита-септ». При этом водка продавалась вполне открыто и даже попала на полки крупных супермаркетов. И сейчас еще ее можно встретить в читинских магазинах – потому что объемы производства были весьма велики. Говорят, что Садыгову не стали помогать отмазаться от зоны потому, что он работал в компании с гяурами – т.е. неверными.

Впрочем, помимо азербайджанцев, уроженцы Забайкалья торгуют с не меньшим успехом.

Вот магазин «Сомелье» на углу улиц Подгорбунского – Богомякова. В справочной системе 2GIS он значится, как магазин по продаже алкогольных напитков. Причем время работы указано – круглосуточно. Правда, в обновленной редакции электронного справочника появилась надпись – время продажи алкогольной продукции ограничено. Вроде как сидят там продавцы, ночь напролет глаз не смыкая, и ждут – не придет ли кто за литровкой «Куки» или лимонада. На самом деле тут затаривается по ночам весь город.

И чуть ниже, на углу Шилова – Бабушкина по ночам приветливо сияет окнами так же известный всей Чите «Алкомир». Время работы – до  двух часов ночи. И для очистки совести – пара столиков, где иногда сидят нагрузившиеся до бровей покупатели.

К чему весь этот список алкогольных явок для пламенных борцов с трезвым образом жизни? Он – ярчайшее подтверждение умственной неполноценности наших законодателей вкупе с перманентной импотенцией исполнителей и с врожденной тягой лизать зады тем, кто свыше. С тех пор как безумный экспериментатор Ильковский ввел часы торговли алкоголем с 11 до 20 часов, денежный поток хлынул в карманы бутлгеров мимо касс, фискальных чеков и новорожденной системы ЕГАИС. Супермаркеты и другие торговые точки стали закрываться в 20 часов – смысла работать дольше, не стало. А многие владельцы сократили рабочие места из-за перехода на одну смену. Зато президенту – спортсмену и трезвеннику полетели красивые отчеты о проделанной работе: под мудрым руководством едорасов забайкальский народ, как один, бросил пить и стал заниматься спортом. Но какими бы красивыми словами о борьбе с пьянством не говорили всякие депутаты и общественные деятели, умеющие на самом деле делать только на горшок, пить народ не перестал. Потому очень даже имеет право на жизнь версия, что тот самый антиалкогольный закон был нехило проплачен бутлегерской мафией. Вроде бы владельцы крупных сетей занесли в Заксобрание вой чемоданчик  деньгами, но от теневиков чемодан оказался увесистей. В итоге сегодня за торговлю алкоголем после 20 часов грозит штраф в несколько тысяч рублей. Он легко отбивается за пару часов работы. Да и то, прежде надо доказать, что торговая точка, где была проведена контрольная закупка – это не кафе. А купить пакет документов, подтверждающих причастность к общепиту, сегодня стоит в среднем 100 000 рублей. Ну, или 200 000, если надо срочно. В таком случае штраф за торговлю на вынос составит…1000 рублей. И торгуй себе дальше.

И это было бы еще полбеды. А вот полная беда в том, что поскольку торговля ведется фактически без контроля, и даже без контрольных чеков, не факт, что водка,  виски, и т.д., купленные там, будут настоящими.  Никто сегодня не гарантирует, что в красивой бутылке с яркой этикеткой вам не продадут смерть. А потом уже поздно будет разбираться и искать виновных…

1195 6 1 Вы уже голосовали

Комментарии (6)

  1. В конце лета 2016 года поступила команда сморщить незаконный оборот алкоголя в крае до размера изюма, при этом в случае неисполнения команды Москва обещала сморщить уже наших управленцев. На фоне этого наши доблестные правоохранители взялись плющить всех подряд, начиная от торговых представителей, приторговавыших левой водкой, до мелких оптовиков. А основные Азербайджанские дельцы не пострадали, слив своих распространителей, чтобы сраные органы смогли отчитаться об успешной борьбе с бутлекерами. Например начальник БЭП линейного отдела Чита-1 знает и тесно курит с заправлялами теневой алкобизнеса, но сморщить их по закону не позволяет хрупкое очко. К слову я сам видел и разгружал контейнеры паленки пришедшие по железной дороге. Транспортный БЭП не в курсе? Т.е. все в курсе, кроме транспортного БЭПА. Уроды.

  2. А может нужно уровень жизни людей поднимать, чтобы пить меньше стали? И увлекать людей интересной и хорошо оплачиваемой работой!?

  3. Надо отменить закон об ограничении времени торговли. По факту, он ограничивает доходы одних магазинов в пользу других, для которых закон не писан. Автор такие цифры приводит, озвучивая суммы, необходимые для признания магазина кафе… Поверьте, для небольшого магазинчика, соблюдающего этот идиотский закон, эти суммы неподъемны!

    1. А, может, приравнять производство и продажу алкояда к деяниям, предусмотренным статьей 105 ч.2 пп.а,в,г,д,е,ж,з,к УК РФ. Снять мораторий на смертную казнь, тк за такое преступление иного наказания не вижу, и казнить публично. Как Вам? Только так можно и нужно бороться с продавцами смерти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

chita.cok24.ru
portrait
portrait
portrait
СМС-75
http://kiberservis.ru/